У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

CNC ЧПУ Станки и 3D модели stl

Объявление

!!! ЗА БЕЗДУМНЫЙ НАБОР ПОСТОВ - БАН БЕЗ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ !!!

_________________________________________________________

Уважаемые пользователи форума! Администраторы и модераторы форума решили открыть интернет-магазин для наших участников в котором будут представлены две категории - Готовые изделия (и 3D модели) и заказ изделий (и 3D моделей). Заинтересованным участникам необходимо оставить свои пожелания и комментарии в разделе "ОБСУЖДЕНИЕ Работы Магазинов". Скорее всего мы будем изменять статусы продавцов для более удобной работы в их интернет магазинах. В ближайшее время мы опубликуем алгоритм работы в интернет-магазинах. Ждем Ваших откликов и пожеланий. С уважением Администраторы и Модераторы Форума http://cnc.7bb.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CNC ЧПУ Станки и 3D модели stl » Религия » Даты и события в Православии.


Даты и события в Православии.

Сообщений 331 страница 360 из 390

331

День памяти священномученика Алекса́ндра, епископа Адрианопольского, мученика Ира́клия воина, мученицы Анны, Елисаветы, Феодо́тии и Глике́рии.

http://s9.uploads.ru/t/arLvD.png
http://s5.uploads.ru/t/Wa73L.png
http://s9.uploads.ru/t/Kz0Bv.png
http://sh.uploads.ru/t/B8ojU.png

Святые мученики Александр епископ, Ираклий воин и жены Анна, Елисавета, Феодотия и Гликерия за исповедание Христа умерщвлены в III веке в Адрианополе. Этот век известен как время распространения христианства среди язычников. Невзирая на гонения, воздвигнутые на христиан, епископ Александр безбоязненно обращал в святую спасительную веру и крестил много язычников. Начальник области, где жил святитель, приказал воинам пытками добиться отречения Александра от Христа. Святитель терпеливо переносил ужасные мучения. Пораженный этим, воин Ираклий уверовал во Христа, за Которого страдал епископ Александр. Вслед за ним исповедали себя христианками Анна, Елисавета, Феодотия и Гликерия.

0

332

5 ноября.

День памяти апостола от 70-ти Иа́кова, брата Господня по плоти, Иерусалимского, епископа.

http://s5.uploads.ru/t/yBxjJ.png
http://sg.uploads.ru/t/TzZeQ.png
http://sh.uploads.ru/t/quH7J.jpg

Апостол Павел в Послании к Галатам пишет, что вместе с апостолом Петром почитались столпами Церкви и апостолы Иаков и Иоанн. Святой Иаков был сыном Иосифа Обручника от его первой жены и потому в Евангелии называется братом Господним. Согласно преданию, Господь Иисус Христос явился ему после Своего Воскресения и поставил его епископом Иерусалимской церкви. Таким образом, на долю апостола Иакова выпала особенная деятельность: он не путешествовал с проповедью по разным странам, как остальные апостолы, а учил и священнодействовал в Иерусалиме, имеющем столь важное значение для христианского мира. Как глава Иерусалимской церкви, он председательствовал на Апостольском соборе в Иерусалиме в 51 году. Голос его здесь фактически был решающим, и предложение, сделанное им, стало резолюцией Апостольского собора (Деян.15). Это обстоятельство имеет важное значение ввиду притязаний католиков возвысить апостола Петра на степень главы Церкви для того, чтобы затем утвердить это главенство за римским папой.
Значение апостола Иакова еще более укрепляла его подвижническая жизнь. Он был строгий девственник, не пил ни вина, ни других спиртных напитков, воздерживался от мяса, носил одежду только льняную. Имел он обыкновение уединяться для молитвы в храме и там коленопреклонно молился о своем народе. Он так часто простирался на землю в молитве, что кожа на коленях его огрубела.
Служение апостола Иакова было трудное: среди множества самых ярых врагов христианства. Но он поступал с таким благоразумием и справедливостью, что его уважали не только христиане, но и иудеи, и называли опорой народа и праведником.
Пребывая в должности Иерусалимского епископа около 30 лет, он распространил и утвердил святую веру в Иерусалиме и во всей Палестине. Когда апостол Павел в последнее свое путешествие посетил апостола Иакова, то в то время собрались к нему пресвитеры, и об успехах христианской проповеди среди евреев передали ему следующими словами: «Видишь, брат, сколько тысяч уверовавших иудеев, и все они ревнители закона» (Деян.21:20). Многие из евреев обращались к Церкви по одному доверию к слову праведника.
Видя такое влияние апостола, иудейские начальники стали опасаться, как бы весь народ не обратился ко Христу, и решили воспользоваться промежутком времени между отъездом прокурора Феста и прибытием на его место Альбина (62 г. после Р. X.) для того, чтобы или склонить Иакова к отречению от Христа, или умертвить его.
Первосвященником в это время был безбожный саддукей Анан. При большом стечении народа апостола ввели на портик храма, и после нескольких льстивых слов пренебрежительно спросили: «Скажи нам о Распятом?» – «Вы спрашиваете меня об Иисусе? – громко сказал праведник. – Он сидит на небесах одесную Всевышней силы и снова придет на облаках небесных». В толпе оказалось много христиан, которые радостно воскликнули: «Осанна Сыну Давидову!» Первосвященники же и книжники закричали: «О, и сам праведник в заблуждении!» и сбросили его на землю. Иаков мог еще подняться на колени и сказал: «Господи, прости их! Они не ведают, что творят». «Побьем его камнями», – закричали его враги. Один священник из племени Рихава (они не пили вина, жили в палатках, не сеяли ни пшеницы, ни винограда) начал уговаривать их: «Что вы делаете? Видите, праведник за вас молится». Но в эту минуту один изувер, по ремеслу суконщик, ударил своим вальком апостола по голове и умертвил его. Вместе с ним было умерщвлено много христиан.
Иудейский историк Иосиф Флавий, перечисляя причины падения Иерусалима, говорит, что Господь наказал евреев, между прочим, за убиение праведного Иакова. Апостол Иаков незадолго до своей смерти написал соборное послание. Главная цель послания – утешить и укрепить обращенных к вере иудеев в страданиях, которые предстояли им, и предостеречь их от заблуждения, будто бы одна вера может спасти человека. Святой апостол объясняет, что вера, не сопровождаемая добрыми делами, – мертва и не приводит ко спасению. Церковное предание приписывает апостолу Иакову составление древнейшего чина Божественной литургии.

0

333

День памяти святителя Игна́тия, патриарха Константинопольского.

Святитель Игнатий, патриарх Константинопольский (847–857; 867–877), в миру Никита, происходил из царского рода. Когда его отец, император Михаил I (811–813), был свергнут с императорского престола Львом Армянином (813–820), 15-летнего отрока Игнатия заключили в монастырь. Жизнь в монастыре укрепила святого Игнатия в вере и благочестии. Скоро он был поставлен игуменом обители, а позже избран Патриархом Константинопольским.
Император Михаил III (855–867) был еще малолетним, и страной управлял его дядя – Варда, человек неблагочестивый и порочный. Святой патриарх увещал Варду оставить греховную жизнь и смело обличал его беззакония. Когда Варда хотел заставить святителя постричь в монахини святую царицу Феодору (мать императора), чтобы удалить ее от управления государством, то святой патриарх Игнатий не только не согласился на это, но даже всенародно отлучил Варду от Причастия. Пятнадцать дней мучили святого патриарха, заставляя отречься от сана, затем отправили в ссылку. Когда к власти пришел новый император, святитель Игнатий был вызван из заточения и еще 10 лет был патриархом. Скончался он в 877 году, в монастыре.

0

334

День памяти преподобного Елисе́я Лавришевского.

http://s8.uploads.ru/t/vLzu8.png

Архимандрит Николай в «Историко-статистическом описании Минской епархии» сообщает, что под Новогрудком «в том месте, где ныне Лавришевская приходская Успенская церковь», был мужской монастырь, основанный около 1225 года Елисеем. Он говорит также о том, что, согласно существовавшему жизнеописанию святого на славянском языке, Елисей был сыном князя Тройната, занимал высокую должность при дворе князя Миндовга. Став христианином, он оставил двор и удалился в пустынь, где его нашел некий православный монах, вкупе с которым Елисей основал Лавру. В числе ее братии был и князь Войшелк, живший, впрочем, в особом месте. Елисей был убит своим питомцем, юношей-слугой, в ночь на 23 октября около 1250 года.
После кончины мощи преподобного были прославлены чудотворениями. Еще в древнем сказании говорилось о некоем бесноватом, исцеленном после того, как он случайно коснулся мощей святого Елисея.
Около 1505 года, когда татары, опустошившие околицы Новогрудка, приблизились к Лавришевскому монастырю, Господь вновь явил чудо через своего угодника: татарам показалось, что монастырский двор заполнен отборной конницей, и они в страхе бежали.
Это чудо, вероятно, послужило поводом для канонизации преподобного Елисея митрополитом Иосифом Солтаном на соборе, состоявшемся в Вильно(?) в 1514 году. Мощи святого, прежде почивавшие открыто, во время какой-то из войн были сокрыты в землю и после того, как монастырь был сожжен, уже не найдены. Чтилась ли память святого преподобного Елисея лишь местно или было установлено общее празднование, неизвестно.

0

335

6 ноября.

День памяти мученика Аре́фы Негранского, градоправителя.

http://sg.uploads.ru/t/iaEMe.png
http://s7.uploads.ru/t/a4ZBq.jpg

Мученик Арефа и с ним 4299 мучеников пострадали за Господа Иисуса Христа в VI веке. Арефа был правителем города Неграна в Гравии, жители которого были христианами. Аравийский (или Омиритский) царь, иудей Дунаан, решив уничтожить христианство в стране, издал указ об убиении всех последователей Христа. Жители Неграна остались верны Господу, и Дунаан пришел с большим войском разорить город. У стен Неграна царские глашатаи возвестили, что Дунаан оставит в живых только тех, кто отречется от Распятого Галилеянина и Креста Его, который есть «знамение проклятия». Не сумев взять христианский город силой, Дунаан пошел на обман, поклявшись, что не будет принуждать христиан переходить в иудейство, а лишь обложит Негран данью. Жители города не послушались совета святого Арефы и, поверив Дунаану, открыли ворота.
На другой день Дунаан повелел разжечь огромный костер, бросить туда всех клириков Церкви города, чтобы запугать остальных христиан. Так сожгли 427 человек. Правитель Арефа и другие старейшины были посажены в темницу. Затем мучитель разослал по городу своих проповедников, чтобы обращать христиан в иудейство. Сам же беседовал с приведенными из темницы жителями, говоря: «Я не требую от вас, чтобы вы отреклись от Бога неба и земли, не хочу, чтобы вы поклонялись идолам, но желаю только, чтобы не верили вы в Иисуса Христа, потому что Распятый был человек, а не Бог». Святые мученики на это ответили, что Иисус – Бог Слово, Вторая Ипостась Святой Троицы, для спасения людей принявший плоть человеческую от Духа Святого и Марии Девы. «Не отречемся от Христа, ибо Он для нас – Жизнь, а смерть за Него – приобретение»,- заявили страдальцы Дунаану. Более четырех тысяч христиан – мужчин, женщин, стариков и детей – из города Неграна и окрестных селений приняли за Христа Спасителя мученическую кончину.

0

336

День памяти преподобного Зоси́мы (Верховского).

http://s8.uploads.ru/t/XVeKz.png
http://sg.uploads.ru/t/flXmW.png

Родители старца Зосимы были люди благородные, из древнего дворянского рода. Отец его, Василий Данилович Верховский, дослужился в полку Смоленской шляхты до чина полковника, а мать, Анна Ивановна, была из благородного дома Маневских. Они более заботились о нетленном, вечном богатстве, нежели о преходящем, временном, которое по их благочестию и усердию к храмам, по их странноприимству и щедрости в отношении к бедным и неимущим с течением времени весьма уменьшилось.
В семье Верховских было шесть дочерей и три сына. Так как дом их был недалеко от большой дороги, то странники и нищие весьма часто приходили в это гостеприимное пристанище.
Кроме благотворительности, жизнь их была украшена и другими христианскими добродетелями: усердием к церковным богослужениям и к домашней молитве, чтением духовных книг; особенно же Анна Ивановна любила читать Четьи-Минеи.
24 марта 1768 года, накануне праздника Благовещения Пресвятой Богородицы, Бог утешил родителей рождением младенца. В этот день Церковь празднует память преподобного Захарии, в честь его и нарекли младенца при Крещении.
С самых юных лет обнаружились добрые свойства мальчика. Он был добр и простодушен, сердце имел весьма чувствительное и горячее, и хотя был тих, кроток и молчалив нравом, но по горячности сердца минутами был и вспыльчив. Так как летами был он всех моложе в семье, то мало играл с братьями и сестрами, а чаще находился при родителях и так был привязан к ним, что почти неотлучно находился при них. Когда мать его читала вслух жития святых, то жития преподобных пустынников особенно занимали душу его: он не только хорошо понимал их, но и разгорался духом подражать им.
В иные дни до обеда убегал один в сад или огород и там наедине молился как умел и как понимал (ему было тогда шесть-восемь лет), а после молитвы ел плоды и овощи для того, чтобы за обедом не есть мяса. И когда родители спрашивали, почему он ничего не ест, то с младенческой откровенностью отвечал: «Вы сегодня, матушка, читали житие такого-то святого пустынника, как он в пустыни питался одними былиями и овощами, и я хочу быть пустынником, так надобно привыкать». Родители, горячо любя сына, беспокоились, чтобы не повредилось его здоровье, и заставляли его употреблять всякую пищу, какую ему предлагают, говоря: «Сам Господь сказал ученикам Своим: “Ешьте, что вам предложат” (Лк.10,8)», и доброе дитя Захария с кротостью повиновалось, утешаясь тем, что поступает по слову Христову. А мать утешала его еще и теми словами, что послушание родителям всего угоднее Богу, что и в монашестве прежде всего потребуют послушания; и так он с младенчества возлюбил сию добродетель.
Когда ему исполнилось восемь лет, родители не решились отдать его, как и других сыновей, ни в какое училище, но захотели лучше иметь учителей у себя в доме. Послушный, кроткий и робкий ребенок Захария, исполняя волю родителей, с великим прилежанием старался изучить все, что ему преподавали учителя, но тщетно. Только в те дни находил он себе отраду, когда преподавался Закон Божий. Бог от юности приучал сердце отрока возлюбить святые заповеди. Наконец и родители свыклись с этим.
Василий Данилович, видя приближающийся конец своей жизни, как по старости, так и по болезненному состоянию своему, поспешил прежде определить сыновей в царскую службу, отправив всех троих, тогда еще весьма юных (младшему Захарии было не более пятнадцати лет), в Петербург.
Все три брата по просьбе родителя и по обычаю того времени были определены в гвардию, и притом в один полк; все трое жили вместе на одной квартире, имели все общее, нераздельное, и все трое удивительно были дружны между собою. Но пылкая юность без надзора, без поддержки могла ли устоять против искушений и соблазнов мира? Юные братья завлечены были товарищами в картежную игру, много проигрывали; меньший же, Захария, немедленно и решительно оставил сию гибельную забаву и советовал и братьям сделать то же.
Не более двух лет провели братья Верховские в Петербурге, как вдруг неожиданно получили горестное известие о кончине родителя. После первых дней печали и слез мать призвала к себе всех детей и сказала им: «Я желаю, чтобы вы при жизни моей и при глазах моих разделили все имение: тогда я умру спокойно, зная, что все вы останетесь без меня в мире и любви между собою». Пока делили они имение, было между ними все тихо, согласно и любовно: всякий старался лучшее уступить другому.
Немного более двух лет после смерти супруга пожила боголюбивая, горестная вдова Анна. Детей никого при ней не было, кроме любимого сына Захарии. В последний день, предчувствуя близкий исход свой, она исповедалась и приобщилась Святых Таин, потом, крепко прижав лежавшую на груди ее икону Божией Матери и заключив вместе с иконою и сына в свои объятья, испустила дух. Захария встал, взял икону и, поставив ее на стол, со слезами молился пред нею за душу матери; потом окончил молитву так: «Теперь Ты, Царица Небесная, будь моею Матерью. Тебе вручаю всю жизнь мою». С кончиною матери все кончилось для него в мире; последняя нить, привязывавшая его к мирской жизни, прервалась, ибо мать всегда убеждала его не оставлять ее, пока он ее не похоронит. По молодости лет Захария, находясь среди мира, смутился было помыслом и желанием жениться. Однако внутреннее убеждение останавливало его.
Обстоятельства сложились так, что Илья, брат Захарии, отдал ему свою часть имения. Захария стал увлекаться любостяжанием; его радовало, что получив две части, он теперь будет богатым помещиком, но тайный голос совести сильно тревожил его во глубине сердца, хотя он старался заглушать его.
«Однажды, – как рассказывал позже сам отец Зосима, – прогуливаясь верхом на лошади, оставленной братом, как только поравнялся я с церковью, вдруг точно кто рукою толкнул меня в грудь, и так сильно, что я, кажется, пошатнулся на лошади, в то же время внятно услышал следующие слова: “Ты сам пойдешь в монахи...”. Один из моих зятьев – вольнодумец, несправедливый и неверный в отношении к супруге своей, сестре моей любимой, впрочем, человек доброго сердца и очень милостивый господин для своих подчиненных, заметил грусть мою и принес мне душевную пользу, сказав следующие слова: “О чем, брат, смущаешься? Хочешь идти в монахи, да не можешь решиться? Но если пойдешь, подумай сам, что ты потеряешь? Если и моя правда, что нет вечной жизни, то ты только то потеряешь, что не поживешь так развратно, как я, а когда умрем, будем оба равные с тобою. Но ежели же ваша правда, что будет и вечная мука, и вечное блаженство в Царствии Небесном, тогда ты много выиграешь предо мною!” Сии слова его решили все мои недоумения».
По получении доброго совета Захария недолго медлил в миру. Расставшись решительно с мирскою жизнью, весь ум свой, всю душу и сердце устремил он на служение Богу в звании иноческом. Ему был двадцать один год от роду, когда оставил он все в мире сем.
Побывав несколько раз у брянских пустынников и пожив у них некоторое время, Захария более всех полюбил отца Василиска, одного из учеников многоопытного старца Адриана. Его тихий и кроткий нрав так привлекли к нему сердце юного Захарии, что он желал, если бы возможно было, с ним не расставаться, а все свое старание обратил на то, как бы скорее освободиться от мира и переселиться к пустынникам. Для этого отправился он в Петербург, где, получив полное увольнение от службы и окончив все дела, как птица, вырвавшаяся из клетки, полетел в пустынные леса Брянские. Это было в 1789 году. Но не нашел там уже отца Адриана, который перед тем переселился в Коневскую обитель. Отец же Адриан, видя в ученике своем Василиске истинное смирение, сохраняющее душу от всякой вражьей прелести, и здравое духовное рассуждение, также великое во всем терпение и весьма подвижническую жизнь, к тому же зная его всегдашнее горячее желание совершенного пустынного безмолвия, сам, отъезжая в Петербург, дал ему благословение остаться в пустыни в его келлии, ибо на него ни с чьей стороны не было зависти: он не был рукоположен в священство, а был лишь простой пустынник. В несколько отдаленном расстоянии от отца Василиска жили и другие старцы пустынные, и к ним-то, живущим уже без отца Адриана, по возвращении из Петербурга прибыл Захария. Все они встретили его с радостью и любовно, и когда узнали от него, что он решился уже непременно остаться с ними в пустыни, то все единогласно говорили ему: «Блажен бы ты был, добрый юноша, если бы отец Василиск принял тебя в ученики. Это звезда наша пустынная! Это пример всем нам! Но особенная будет к тебе милость Божия, если он согласится, ибо многие уже убеждали и умоляли его о сем, но, имея истинное смирение, он ревнительно отказывает всем, говоря, что он невежда, непросвещенный, не может никого наставлять и так худо и слабо живет сам, что никому не может быть на пользу: к тому же любит в совершенном безмолвии быть всегда един с Единым».
Слыша все это, благоразумный юноша Захария еще более разгорелся любовью к сему дивному старцу и желанием быть его учеником. И уже неотступно и убедительно умолял его. Старец не давал никакого ответа, однако оставил его погостить у себя на некоторое время, много утвердил его в желании пустынной жизни и усладил сердце его любовью к Богу; много и делом, и словом наставил его на путь спасительный.
Между прочими духовными беседами отец Василиск, рассказывая о себе, без всякого намерения упомянул, что он родом из Тверской губернии Калязинского уезда, государственный крестьянин, и находится в большой печали оттого, что кончился уже срок его увольнения и надобно ему опять явиться на свою родину: и сколь сие тяжело для него как потому, что хотелось бы ему быть мертвым для всех родных и знакомых, так равно и потому, что по неимению денег и недостатку здоровья трудно ему не только выхлопотать новое увольнение, но и предпринять такую долгую и трудную дорогу (ибо в то время было начало весны и самая распутица).
Тогда Захария с великою радостью и горячностью духа обещал помочь отцу Василиску, дав слово, что доставит ему паспорт, и немедленно отправился в путь. И чем более было затруднений как в пути, так и в присутственных местах, тем более утешался он, что этим докажет свою горячую любовь к старцу. Получив желаемое (то есть паспорт для отца Василиска), он возвратился к нему с радостною душою, но с изнуренным телом. Расстроившись здоровьем, он так сильно болел, что едва мог двигаться, ибо по причине разлития вод и совсем испортившейся дороги ехать было почти невозможно, и потому большую часть пути шел он пешком. Захария возвратился к старцу весьма больным и пролежал у него некоторое время, пока молитвами старца не возвратилось к нему прежнее здоровье.
Старец Василиск, тронутый его любовью, обещал принять его жить с собою, но только, как искусный и опытный муж духовный, советовал ему сделать начало жизни монашеской в каком-нибудь общежительном монастыре, чтобы испытать себя прежде в послушаниях монастырских и научиться терпению и смирению в обществе многих братий. «А без сего, – говорил он, – не только неполезно, но и весьма опасно и вредно начинать безмолвие. Хотя малое время искуси себя, чадо Божие, в общежитии, тогда приди ко мне. Я и сам от юности моей, посвятив себя на служение Богу, сначала много лет провел в монастырях в разных послушаниях, потом, хотя и жил в уединении, но в послушании при отце Адриане, и только уже после всего этого Господь даровал мне столь многожеланное безмолвие». При сем он откровенно рассказал ему, сколько в пустынном одиночестве терпит он страшных искушений и мечтаний бесовских, сколько трудов и скорбей как телесных, так и душевных, причем иногда бывает тоска и уныние, и страхи, а иногда утешение и заступление от Господа. «И потому не должно вступать в сии подвиги пустынножительства, – продолжал старец, – не прошедши прежде пути послушания в общежитии». Отец Василиск, утвердив, наставив и утешив младого воина Христова, отправил его в Коневскую обитель под управление отца Адриана.
С великою радостью и отеческою любовью встретил отец Адриан любезного ему юношу и вскоре вчинил его в число братии (в 1790 году). Видя его ревность и желание нести иноческие подвиги, он позволил ему участвовать во всех тяжких трудах братии. Захария с горячим усердием всегда старался, чтобы ни в чем не отставать от братии в трудах их, а потому, частью от непривычки, частью от неумения, при своей юности и нежном телосложении всегда более всех был утомлен. Заметив сие, добрый пастырь пощадил здоровье юноши, чтобы с молодости не повредить оное, и дал ему только два послушания, а именно: печь просфоры и исполнять пономарское служение в церкви.
Отец Адриан поручил одному старцу учить Захарию в пономарском служении; старец тот был из простого звания, из сельских крестьян, весьма прост обычаем; но, пробыв много лет пономарем, знал исправно сие дело и стал попросту учить Захарию, как простого мальчика. А когда он в чем-нибудь и неприметно ошибется, то при всех в церкви обличал и поправлял его. И вражьим наваждением так возненавидел его Захария, что даже глядеть на него равнодушно не мог, и не только его учение и поправление, но и каждое слово его было ему противно. Сам отец Зосима рассказывал об этом искушении: «Вижу я, что дело худо: погибаю! И потому уже не утешительные, но горькие слезы начал проливать я пред Господом, и когда в алтаре исправлял я должность мою, то уже казалось мне, что я недостоин подходить к жертвеннику и престолу, и тосковал о сем и много проливал слез, зная, что ненависть и злоба более всего противны Господу и что никакой молитвы, никакой жертвы не приемлет Он от враждебного сердца, и нет Ему там обители, где нет мира и любви. Если Господь повелел любить и врагов, то сколь виновен и мерзок я перед Ним, ненавидя безвинно сего доброго старца! И с Божией помощью начал я стараться действовать вопреки тому, что внушало мне сердце. Пономарю обыкновенно дают всякий день просфору; и я всякий день сам, не евши, отдавал оную сему старцу с низким поклоном и с видом усердия; но каково мне было это делать! Точно я противу рожна прал. Он же, не ведая чувств моих, принимал у меня с любовью, гладя меня по голове обеими руками, говоря: “Спаси тебя Господи, чадо доброе”. Иногда же обнимал меня; а мне все это было тяжко и неприятно. Но Господь, видя скорбь мою и старание, не замедлил Своею мне помощью и не только отогнал от сердца моего беса ненависти, но и совершенно переменил чувства мои. И недолго был я в этом искушении, но после так полюбил препростого и доброго того старца, что сподобил меня Бог послужить ему в болезни. И умер он на руках моих».
С искренним чистосердечием и не щадя себя, открывал свои помыслы отцу Адриану молодой инок. Скоро его постригли в чин иноческий с именем Зосима. Отец Адриан, сделавшись начальником Коневской обители, не изменил ни в чем образа жизни: такую же носил худую одежду и обувь, как и в пустыни, и не только в монастыре своем, но и в Петербурге. Несмотря на старость и слабость свою, отец Адриан при посещении столицы почти всегда ходил пешком, а ученик его Зосима носил за ним его сумку, в которой были его книги и некоторые необходимые вещи, также пожертвования на обитель; сумка была старая и с заплатами из разных лоскутьев. И эту-то сумку, ходя сзади за бедно одетым старцем, носил благовидный молодой инок высокого звания и воспитания, бывший офицер, имевший в Петербурге много знакомых и сослуживцев: легко себе представить, что, часто встречаясь с ними, он стыдился, краснел и смущался. В сердце Зосимы родился ропот и неудовольствие на отца Адриана.
Богобоязненный Зосима лишь только приметил, что побеждается оными, как немедленно со смирением и слезами кинулся в ноги отцу своему Адриану и сказал:
– Прости меня, отче. Недостоин я называть тебя отцом моим, недостоин и ходить за тобою. Ты достиг бесстрастия, а я, обладаем страстью самолюбия и тщеславия, стыжусь рубища твоего, стыжусь носить за тобою старую сумку твою, особенно же если встречаю кого из моих прежних знакомых, то не вижу и пути пред собою. И от самолюбивой страсти моей рождается во мне еще горшая страсть негодования на тебя, и в помыслах моих я осуждаю тебя, полагая, что это делаешь ты для показания своей святости, ропщу на тебя, зачем водишь меня за собою, как будто хвастая, что имеешь меня учеником своим. О, отче мой! Если бы ты знал, как мучительны мне эти помыслы, как тяжко мне открывать их тебе! Ибо другой помысел останавливал меня и говорил мне, что ты за это лишишь меня любви и милости отеческой, что отпадет от меня сердце твое, и ты отвергнешь меня. Но я осудил себя, что я сего достоин, и потому решился открыть тебе всю душу мою.
При сих словах Зосима опять с горькими слезами кинулся к ногам отца Адриана, говоря:
– Не смею, отче, даже просить прощения у тебя!
– Дерзай, о чадо мое доброе, – прервал его отец Адриан, поднимая его. –Дерзай и не смущайся! Это не твои помыслы, а вражьи; твоя же чистосердечная предо мною откровенность и внимание к себе делают тебя еще дороже, еще любезнее моему сердцу.
После этого случая Зосима всею душою, со всею ревностью старался подражать отцу Адриану и сам возлюбил нищету и простоту от всего сердца.
В это время в Коневской обители был иеромонах Сильвестр, муж весьма благоговейный, который жил уединенно, пребывая в молчании и упражняясь в чтении Священного Писания. К нему, по благословению начальника своего, стал ходить отец Зосима для духовной и полезной беседы. Отец Сильвестр, видя молодого инока, горящего духом ко всем подвигам и к победе над страстями, раскрыл пред ним учение о внимательной сердечной молитве, коей сам был делатель: объясняя ему, что именем Иисусовым и священным оным трезвением внутренней молитвы лучше всяких орудий можно победить все приражения вражии и удержать помыслы от парений. Отец Зосима с усердием, по благословению отца Адриана, занялся как исполнением сей священной молитвы, так и чтением книг отеческих, в коих более находится объяснений об умной сей молитве, а именно: Добротолюбие, писания преподобных Нила Сорского, Исаака Сирина и прочих святых пустынножителей. И тогда-то еще более почувствовал он влечение к пустынному уединению, ибо оное священное упражнение непременно требует тихого безмолвия и духовного наставника, который бы проверял каждое движение ума и сердца; а без этого можно легко впасть в прелесть. Но при всем том ни добрый пастырь и наставник отец Адриан, ни старец Сильвестр не могли заменить в сердце Зосимы возлюбленного ему Василиска. И так, прожив в Коневском монастыре почти три года и пройдя послушания, и испытав искушения, отец Зосима неотступно и со слезами стал просить отца Адриана отпустить его в пустыню к отцу Василиску. Отец Адриан сказал ему: «Потерпи немного, я хочу проситься у митрополита за сбором в Смоленскую губернию, тогда и тебя возьму с собою, и посетим там отца Василиска и прочих пустынножителей; я надеюсь уговорить его ехать с нами на Коневец».
Через некоторое время отец Адриан исполнил свое обещание. Он с Зосимою посетил всех пустынников в тех местах. Все были весьма рады сим боголюбивым посетителям, но более всех обрадовался отец Василиск. После первых радостных минут и после многих духовных и взаимно откровенных бесед отец Адриан начал убеждать отца Василиска переселиться на Коневец. Но не желал он расстаться со своей любезною пустынью и потому со всею кротостью и смирением изъявил свое несогласие на предложение отца Адриана, представляя ему, что нет справедливой причины оставить ему свое пустынное убежище. Между тем отец Адриан, который и по исповеди, и по пострижению был Василиску отцом духовным, сказал, что если тот его преслушает, то лишится его отеческого благословения и уж не будет называться сыном его духовным. Услышав это, Василиск залился слезами и, припав к ногам отца Адриана, просил прощения и дал слово ехать с ними. Отец же Зосима с той минуты положил твердое намерение в сердце, чтобы с помощью Божией до конца жизни или до смерти старца не разлучаться с ним и быть в совершенном к нему повиновении, чтобы без воли его и без благословения никогда ничего не делать и не скрывать от него даже самого малого помысла – одним словом, предать ему всю душу.
Вскоре отец Адриан со всеми спутниками благополучно прибыл в Коневский монастырь. Добродушный отец Адриан в трех верстах от монастыря на уединенном пустом месте выстроил две келлии, недалеко одна от другой, и с молитвою и благословением отпустил их на безмолвие, поручив Зосиму старцу Василиску. В любви святой они начали проходить жизнь отшельническую. Отец Сильвестр, также с благословения отца Адриана, в скором времени присоединился на безмолвие к Василиску и Зосиме, построив себе третью келлию немного далее от их келий. Три года отец Зосима беспрестанно носил скрытно от всех, кроме Василиска и Адриана, по нагому телу острую власяницу, грубо сотканную из грив и хвостов лошадиных, от которых больные и глубокие раны не заживали на теле его. Бдением, всенощными трудными работами он немилостиво изнурял юную плоть свою, горя духом к бесстрастию бесплотных Ангелов. Обет же свой так строго хранил, что не только на безмолвии своем, или в обители, или в церкви, но и в Петербурге не смотрел на женщин и не приближался к ним, и даже не подходил к той лавке, где продавала женщина. «Как только увижу, – вспоминал отец Зосима, – что мелькнет женское платье, то так опущу или скошу глаза мои, что не только не вижу лица ее, но и свет станет темен у меня в глазах. По прошествии восьми лет удивил Господь милостью Своею надо мною и с тех пор помиловал меня, и на всю жизнь мою избавил меня от всех страстных ощущений и всяких нечистых помыслов».
Не излишним будет рассказать и о телесных упражнениях, и о порядке жизни их во время пребывания на Коневце: пять дней неисходно проводили они в своем уединенном безмолвии, а в субботу после вечерних своих правил приходили в обитель ко всенощной; в воскресенье после литургии обедали вместе с братией за общей трапезой и, получив от начальника на пять дней все нужное им для пищи и работы, также и книги для чтения, опять к вечеру в воскресенье возвращались в свое уединение, где очень много трудились для обители.
Отец Зосима научился писать уставным письмом, также хорошо вырезал деревянные чашки, ложки и прочее, а отец Василиск делал глиняную посуду, горшки; еще плели они корзины, лапти, лукошки из березовой коры; в собирании же ягод и грибов томили себя до усталости и, собирая оных множество, все – и рукоделие свое, и плоды – в субботу приносили в обитель. Отец Зосима имел большую склонность читать духовные книги, а чтобы иметь больше возможности пользоваться сим чтением, он выучился в Петербурге искусно и красиво переплетать книги, дабы и посторонние охотно отдавали ему свои книги, причем вместо всякой платы он ставил одно условие: чтобы неспешно требовали отделки, ибо он обыкновенно прежде сам прочитывал книгу и выписывал из нее, что ему нравилось, а потом уже переплетал и возвращал тому, от кого ее получал. Светских же никаких книг не брал переплетать. Отец же Василиск, не весьма искусный в чтении, предавался более молитве сердечной.
Пришел отцу Зосиме помысел, и он, соглашаясь с ним, говорит отцу Василиску: «Зачем мы так много занимаемся рукоделием, а наипаче собиранием ягод? Если Бог дал нам жизнь отшельническую, то мы и должны молением, чтением и богомыслием заниматься. Братия и без нашего рукоделия довольны всем, и кроме нас есть в обители братия, которые собирают и приносят на трапезу довольно грибов и ягод». Но смиренный Василиск отвечал ему: «Весьма много и то для нас, что мы по любви к нам отца и братий не в молве, но в тишине живем и все нужное дается нам готовое от монастыря; посему и нам надобно хотя малостью заслужить у них потребное для нас. К тому же мои молитвы не так Богу угодны, как отеческие за меня и братские, и когда я что принесу им на трапезу и покушают они от моих трудов и помолятся за меня Богу, то верю, что ради их молитв Господь более меня помилует».
Итак, старец Василиск всякий день ходил собирать ягоды и грибы и в субботу относил в монастырь, за что вся братия очень благодарила его, а отец Зосима не только мысленно осуждал его, что безмолвник так суетится, но дерзал иногда и в лицо укорять, будто он не безмолвствует. Старец же усердно увещал его, говоря: «Можно с помощью Божией, и ягоды собирая, иметь память молитвенную и богомыслие. Не с народом, но также в поле или в лесу, как и в келлии, – один с Богом; а по собирании ягод можно сесть отдохнуть и заняться нарочито упражнением в молитве». И много увещевал его, да не высоко мнит о своем преуспеянии и надеется не на себя, но более на молитвы отца и братии. «Но я, окаянный, – говорил о себе отец Зосима, – более верил своему мнению, нежели здравому суждению отца моего, и не стал ходить с ним за ягодами, но, оставаясь один в келлии, начал еще более поститься и продолжительнее молиться и упражняться в чтении. Что же последовало за такое мое несогласие с отцом и сопротивление ему? Совершенное охлаждение к молитве и ко всему богоугодному, расстройство в мыслях, досада, осуждение и как бы отчуждение от старца, томление и тягота в совести; напоследок, видя себя в таком положении, начал я приходить в отчаяние. И если бы, Божиею милостию, не познал моего заблуждения – в совершенную бы пришел прелесть. Тогда начал я окаявать себя с признанием, сколь гибельно, живя в повиновении у старца, не последовать его рассуждению. И когда старец взошел ко мне, со слезами раскаянья припал я к ногам его, прося прощения. Тогда старец весьма обрадовался и обнял меня, как отец заблудшего сына, и с любовью простил меня; и со словом прощения его все те сопротивные чувства, томившие меня, исчезли, и тогда же я восчувствовал самого себя в прежнем обычном моем настроении, то есть мирным, радостным, исполненным любви и покорным старцу».
Коневские пустынники сделались славны, и остров стал наполняться посетителями. Однако не только не утешала их такая слава человеческая, но была им тяжела, они непременно решились удалиться и приступили с убедительным прошением к отцу Адриану, чтобы он отпустил их на Афонскую Гору или в молдавские пустынные пределы. Но отец Адриан никак не соглашался, прося, чтобы не оставляли они его, доколе пребывает он в настоятельской должности. По прошествии же некоторого времени отец Адриан действительно испросил себе увольнение от начальства, и, приняв на себя великий образ схимы, в коем наименован Алексием, переселился на покой в Москву, в Симонов монастырь. Отъезжая же с Коневца, он дал благословение Василиску и Зосиме удалиться во внутреннюю пустыню, куда Господь управит путь их, рассказав им, однако же, что в областях Сибири есть много диких необитаемых пустынь, не пожелают ли они пойти туда. Он благословил их испросить увольнение у митрополита Санкт-Петербургского Гавриила, сам предварив владыку об их расположении духовном и намерении.
После его удаления братия приступила к отцу Зосиме, прося его со слезами и с усердием, чтобы он согласился заступить место отца Адриана и принять священство и начальство над ними; и уже хотели послать некоторых братий к митрополиту просить его, чтобы он назначил к ним начальником Зосиму. Много стоило трудов и слез, и прошений отцам Василиску и Зосиме, чтобы освободиться от сего избрания; и тогда братия, уважив их безмолвие, хотя со скорбью и с сожалением, не принуждала их более.
Увидев возможность исполнить свое всегдашнее сильное желание удалиться на глубочайшее безмолвие, Василиск и Зосима обратились с прошением об увольнении с Коневца, где прожили десять лет, к митрополиту Гавриилу, который, зная их ревность о благоугождении Богу и предупрежденный от отца Адриана о любви и стремлении их к безмолвию, уволил их.
Первой целью их стремления была Святая Гора Афон, и три раза они были уже на границе отечества, но каждый раз непреодолимые препятствия заставляли их возвращаться: то война с турками, то карантины по причине бывшей тогда заразной болезни, то повеление высшего начальства никого не пропускать за границу. Добрые благодетели снабжали их деньгами на эти путешествия, но, возвращаясь, они отдавали каждый раз деньги своим благотворителям, которые, удивляясь их бескорыстию, тем более любили и уважали их. Однако старцы решились сделать еще последнюю попытку: подали прошение императору Павлу I и, получив отказ, уверились, что не благоволит Бог к их намерению поселиться на Святой Горе Афон. Тогда они решились на другое.
Они просили некоторых купцов-мореплавателей завезти их на какой-нибудь необитаемый остров и там оставить, но те отвращали их от этого, говоря: «Может быть, какие-нибудь варвары пристанут кораблем к острову вашему и, найдя вас, возьмут в плен, тогда вместо пустынного безмолвия всю жизнь свою будете невольниками у неверных». Помня же совет духовного отца своего Адриана, они обратились мыслию в пределы сибирские. Странствование свое они начали от Малороссии. В Киеве отечески принял их митрополит и успокоил в Лавре, где прожили они два месяца; оттуда отправились в Крым, обходили там горы и дебри, но не нашли себе по духу приюта по причине многих иноземцев и разноверцев, там живущих. И признав наконец, что нигде, кроме Сибири, не благоволит Бог им жить, покорились святой воле Его.
Ехали благополучно до самого Тобольска, где преосвященный Варлаам милостиво принял их и благословил прожить им в Иоанновском монастыре сколько пожелают. Преосвященный благословил их жить в его епархии, где они сами изберут себе место, а губернатор дал от себя билет для свободного пропуска во всей Тобольской губернии. С таким напутствием объезжали и обходили они разные пустынные места. Зима застигла их в Кузнецком округе. Желая провести оную уединенно, они удалились от деревни за сорок верст и сделали землянку в лесу, а один благочестивый крестьянин обещал в продолжение зимы доставлять им пищу, а весной вывести их оттуда.
С одним упованием на Промысел Божий остались они жить в большом, диком и неизвестном им лесу, в мрачной землянке. Сибирские морозы пробирались и сквозь эту землянку, ветры и метели бушевали вокруг нее, но огонь любви Божией преодолевал стужу.
Перезимовав с великими лишениями, они, чтобы не умереть от голода, вынуждены были вернуться в Кузнецк. Многотрудная дорога вывела их к реке, которую неминуемо им надобно было перейти. Они увидели, что разлившаяся вода была наравне с берегами, но в предыдущую ночь от бывшего сильного мороза казалась крепко замерзшею. Отец Василиск пошел вперед, и так как он был легче (мал ростом и сух телом), к тому же без всякой ноши, то перешел благополучно. Отец же Зосима, перейдя почти всю реку, вдруг провалился и погрузился по самую грудь; тогда он уже совершенно отчаялся быть в живых, ибо ноги были привязаны к лыжам, а лыжи в реке, во льду и снегу увязли, достать же их рукой и выпутать ноги вода и лед не допускали, так что невозможно было и помыслить, каким образом выйти на берег. Тогда они в сильной скорби от всего сердца и единогласно возопили: «Теперь Тебе, Владычице Пресвятая Богородице, помогать!» И Василиск подал ему руку, а Зосима сказал: «Может быть, твоей рукой Матерь Божия помилует меня, если же нет, я пущу твою руку, не втащу тебя, но умру один здесь». И – о чудо Божией Матери! Отец Зосима вышел на берег неожиданно легко и скоро, и непонятно как вдруг освободились из лыж ноги, привязанные ремнями. Через несколько дней, вконец обессилев, вышли они к селению.
Около двух месяцев были они в столь сильном расслаблении, что не могли употреблять обыкновенной пищи, но только самую легкую, и то весьма мало. Они прожили в Кузнецке около трех месяцев, пока совершенно не оправились и не укрепились. Увидев всеобщее усердие жителей и удобность уединенных мест в лесах кузнецких, решились поселиться навсегда в той стране. Усердная молитва указала им место за проливами, именуемыми Трикурье, от этого места в пятидесяти верстах находится город Кузнецк, а по дороге к городу в тридцати верстах – деревня Сидоровка. Кроме этих двух селений, не было жилья человеческого на расстоянии от двухсот до пятисот верст. Здесь в 1799 году с Божией помощью выстроили они две келлии недалеко одна от другой. Оставаясь неразлучными душою, сердцем и умом, Василиск и Зосима разлучились келиями ради большего безмолвия.
Им жаль было и часу времени отнять от занятий духовных на приготовление трапезы, а потому и придумали они в глубокую осень с неделю или более позаботиться о том, чтобы всю зиму провести в совершенном безмолвии и тишине: убрав все плоды и овощи небольшого огорода, брюкву, свеклу и прочее отварив, а капусту оставив сырой, также напекши травяного хлеба на всю зиму, ибо они во все время пустынного жития не вкушали хлеба из одной чистой муки, но всегда смешивали ее с травою, и наварив какой-нибудь похлебки, все это заморозив, они поставляли на холод, чтобы всю зиму не готовить кушанья, чтобы и тогда, когда топятся их печи, им или стоять на молитве, или сидеть во внимании умного сердечного делания, или заниматься чтением. Когда же к трем часам пополудни оканчивали молитвенные правила и духовные занятия, тогда, отрубив топором мерзлого хлеба и мерзлой пищи, когда какой придется, и разогревая в печи, трапезовали.
После трапезы они занимались рукоделием до позднего вечера; после же правил вечерних снова садились на молитву сердечную и иногда в этом умном внимании принимали мало сна, но опять будили друг друга на полунощную молитву; а иногда и до полуночи не преклонялись на ложе свое, которое состояло из одной деревянной скамейки с деревянною колодочкою вместо подушки. Хотя они жили в разных келлиях, но и молитва, и трапеза, и труды, и рукоделие, и скудное пустынное достояние их – все было нераздельным у них, и если иногда из любви к глубокому безмолвию по несколько дней и не сходились они, то, стуча палочкою, давали знать друг другу о времени молитвы и о трапезе; и другой таким же стуком отвечал, что он жив и здоров, слышит и соединяется с ним молитвою или трапезой. Даже и ночью таким образом они будили друг друга. И в разных келлиях, и в разных телах их души составляли как бы одну душу и жили одною жизнью.
Один раз в год во время Успенского поста они ходили дня на три или на четыре в город Кузнецк для Исповеди и причащения Святых Таин Христовых. А в прочее время три раза в год приезжал к ним в лес священник со Святыми Дарами. И добрые христолюбцы изредка посещали пустынников, денег же подвижники решительно не брали ни от кого ни копейки и, принимая только самое простое и скудное подаяние, необходимое для пропитания и одеяния, они старались воздавать и за оное своим рукоделием.
Но отца Зосиму ожидало еще одно духовное испытание. Враг нашего спасения напал на него мысленной бранью, беспрестанно нашептывая: «Иисус не Сын Божий». Воин Христов Зосима крепко сопротивлялся, ни на минуту не слагаясь с помыслами, не приемля их душою, ненавидя их сердцем, однако все радости и утешения духовные скрылись, как скрывается солнце за облака; но, искусный уже в бранях духовных, он не отчаивался, не смущался, призвав на помощь отца своего и друга Василиска; они оба усердно молились против этого искушения, а отец Зосима присоединил к сему прилежное чтение святых учителей церковных: святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста и других. Около года висела над ним эта черная туча. Но после искушения этого воссияло ему Солнце правды, Христос Бог наш. Опять милосердный Иисус возвратился в душу и сердце, спокойно и радостно потекла жизнь их пустынная.
Отец Зосима говорил, что в этом тяжком искушении более всего помогли ему беседы Златоуста на четырнадцать Посланий святого апостола Павла, и с того времени он особенное возымел усердие и любовь к святителю Иоанну Златоусту и часто так простодушно выражался: «Батюшка мой Златоуст святый исцелил меня в искушении», восхищался всегда его сочинениями и делал из них много выписок.
Прожив вдвоем довольное время тихо, спокойно, безмолвно и утешительно, они по убедительной просьбе приняли одного мещанина-старика к себе в пустынь, такого, который ежедневно до бесчувствия пьянствовал, но обещал, живя при них, никогда даже не прикасаться к вину. Видя его твердое желание исправиться и спастись и размышляя, что если ему отказать, то он умрет от пьянства, они, чтобы Господь не взыскал от них душу его, согласились принять его, с тем, однако ж, чтобы он не препятствовал их безмолвию, построил бы себе особую келлию неподалеку от них; и Господь Бог за молитвы старцев так укрепил его, что он во все время жизни своей близ отцов в пустыни до кончины никогда не вкусил вина.
Потом вскоре и другого приняли они старика купца, которому совестились отказать, зная его богоугодную жизнь еще в миру; и сей, построив себе келлию близ старцев, еще более преуспел в подвижнической и добродетельной жизни своей, подражая им в воздержании, ибо, говея и готовясь к Святым Тайнам, он иногда по три дня, а иногда и по пяти не принимал ни пищи, ни пития, был смирен, послушлив и благонравен, и старцы утешались обоими сподвижниками своими, но огорчались только тем, что по вступлении к ним сих рабов Божиих безмолвие их стало гораздо чаще нарушаться посещениями родных и знакомых этих старичков. Отец Василиск друга своего благословил на высочайшее житие глубокого безмолвия и уединения, отдельно, вдалеке от всех, но по горячей любви взаимной они не могли расставаться надолго, а условились, чтобы в большие праздники отец Зосима приходил к старцу и братии на всенощное пение и на общую трапезу; иногда же, несмотря на старость и слабость свою, и отец Василиск посещал друга своего в дальней его пустыни.

0

337

Отец Зосима испытал еще одно тяжкое искушение в глубоком уединении своем от бесовских страшных мечтаний и привидений, которыми враг хотел, наведя на него ужас, выгнать его из безмолвной удаленной пустыни. Три года подвижник Христов боролся во сне и наяву с врагами, не дававшими ему покоя: и на молитве являлись они ему ужасными страшилищами, и, когда садился он обедать, окружали стол его в мерзких, безобразных видах, выдергивали ложку из руки его, и казалось, будто едят его пищу, и разные производили визги, грохоты и шум. Но он не только не удалился из уединения, но даже не изменял назначенного времени хождения своего к старцу, и тот не учащал посещений, но при обычных свиданиях укреплял его в терпении, рассказывая, как сам десять лет в Брянских лесах был томим сими искушениями, как даже били его эти злобные враги, а в отсутствие он помогал ему своими молитвами.
При начале сих искушений отец Зосима чувствовал страхование и тоску, но беспрестанною умною Иисусовою молитвою противоборствовал им. Впоследствии же так Господь укрепил его, что он не чувствовал никакого страха и смотрел на них, как на мух, кои ничем не могут повредить, а только надоедают; впрочем, иногда душа чувствовала какое-то уныние и грусть оттого только, что тяжко душе близкое присутствие сих злых духов. Но в конце третьего года милосердный Господь совершенно избавил его от сего искушения.
По прошествии сего искушения Господь исполнил душу его такими небесными утешениями, такими божественными радостнотворными посещениями, что он начал бояться, чтобы не прийти в забвение своих грехов и недостоинства. О чудное смирение! Видя себя в дикой пустыни, как в раю Божием, и услаждаясь посещениями Божиими, молился о вкушении адских мучений: «Господи! Дай мне познать мучение грешников, чтобы мне от великих Твоих милостей ко мне недостойнейшему никогда не забыться, что я великий грешник; покажи мне, Господи, каково будет сие мучение, чтобы, боясь его всегда, старался я Твоею помощью благоугождать Тебе». «Недолго спустя после таковой молитвы, в один день, – рассказывал впоследствии отец Зосима, – вдруг я почувствовал неизъяснимое страдание во всем существе моем, в душевном, телесном и духовном: этого ужасного страдания невозможно выразить никакими словами: душа известилась, что это адское мучение грешников. Я не видал ничего и не слыхал, но только все во мне страдало и томилось непостижимо: душа, сердце, все тело, каждый, кажется, волос на голове страдал; томление духа, мрак, тоска... положение ужаснейшее! – такое, что если бы оно продлилось еще несколько минут, то или душа вышла бы из тела, или пришел бы я в неистовство ума. Все сказанное мною слабо в сравнении с тем страданием: оно ужасно и неизъяснимо! И я в трепете упал на молитву пред Господом, но произнести ничего не мог, как только с крепким воплем воззвал: Господи, помилуй! И Он помиловал; и вдруг все миновало, и слезы умиления и благодарения сами собою полились обильно».
Во всю жизнь свою отец Зосима с глубоким смирением и сердечным умилением часто вспоминал эти страшные минуты.
Около двадцати лет прожили отец Зосима и отец Василиск в сибирской пустыни почти неисходно, по прошествии которых однажды в 1818 году в бытность отца Зосимы в городе Кузнецке познакомилась с ним вдова, лишившаяся в то время и мужа, и двух малолетних сыновей, и, оставшись одна, безотрадная, прибегла со слезами к сострадательному отцу пустынному, прося у него наставления и утешения. Он посоветовал ей посвятить себя на служение Богу, Который силен укрепить и утешить ее и Один может восполнить сердечные ее лишения.
Добродушная вдова с верою приняла совет старца и немедленно решилась последовать ему, с тем только, чтобы отец Зосима руководствовал и наставлял ее на трудном пути монашеском. Отец Зосима сообщил об этом старцу Василиску и просил его совета. Отец Василиск обрадовался и сказал: «Слава Богу, что находятся души, желающие служить Ему Единому», – и благословил отцу Зосиме иметь попечение о душе ее и наставлять ее по правилам жизни монашеской. Но так как неудобно было по дальности расстояния от пустыни до города и тяжело по внутреннему безмолвному устроению духа отца Зосимы посещать ее в городе, то оба старца и решили, чтобы вдова Анисья Конюхова переселилась жить в самую ближайшую деревню, находящуюся от пустыни в тридцати верстах.
Она усердно приняла их предложение и немедленно переселилась, и отец Зосима начал посещать ее, преподавая ей правила монашеской жизни и назидая спасительными советами. Недолго пожила она одна уединенно. Отец Зосима вознамерился построить ей уединенную келлию близ деревни и по этому случаю, посетив ее, отправился в город, где был приглашен в дом советника Васильева, с которым старец был уже давно знаком. Советник встретил его с великим усердием и открыл ему непреодолимое желание своей дочери Наталии посвятить себя монашеской жизни и что она ни в какой монастырь не идет, но желает идти в ту же деревню под руководство отца Зосимы. Советник со слезами говорил, что сначала он и жена его всячески отклоняли дочь от сего намерения, но, видя ее сильное желание, убоялись противиться воле Божией и потому просят его принять ее под свое покровительство.
Отец Зосима отказывался и неудобностью места, и своею неспособностью, и пустынным отдалением. Советник же убеждал его быть отцом его дочери, которая и сама, с матерью вошедши к ним, убедительно со слезами стала умолять старца принять ее. В то время вид ее показался старцу весьма страшным и неприятным; но через несколько минут сделался обыкновенным. Смиренный отец Зосима не принял это за откровение (как впоследствии оказалось, она восстала на него враждою и была причиною многих его скорбей, но затем обратилась и раскаялась), но по смирению подумал, что враг, завидующий спасению души ее, сделал такую мечту, чтобы навести на него сомнение и не допустить его принять ее. Впрочем, сколько старец старался отговориться, столько девица Васильева усиливала свои прошения.
Отец Зосима, не дав решительного ответа, уехал от них в деревню. Он знал, что хотя отец ее был человек честный и доброго сердца, но мать ее была женщина строптивого характера, а дочь, хотя и очень умная, но избалованная, изнеженная и самонравная, и потому, опасаясь возмущения своему спокойствию и тихому безмолвию, желал от нее отказаться. Но на другое утро, когда отец Зосима со всеми поселянами той деревни и с работниками ходил осматривать место, где строить келлию, вдруг неожиданно сама советница с дочерью приехали к нему в деревню. Опять повторились убедительные прошения с их стороны и смиренные отказы со стороны старца; но, видя их неотступность, он не знал что делать, и в недоумении, как поступить, решился сделать испытание, размышляя, что если угодно Богу, то девица Васильева окажет смирение и послушание. Возле деревни, где нашли его с народом, была лужа, исполненная всякой нечистоты. Отец Зосима сказал девице: «Умойся из этой лужи». Она, несмотря ни на предстоящее множество народа, ни на то, что была хорошо одета, вдруг кинулась к луже, чтобы руками умыться из нее, старец едва успел остановить ее.
После этого он отправился к старцу Василиску и, сообщив все ему, просил его совета и благословения. Отец Василиск сказал ему: «Видно, Промысл Божий что-нибудь устрояет; не отвергай ее; ежели и скорби какие будут от нее, то и на это есть воля Божья. А может быть, ее примером и многие души уневестят себя Богу». Утешенный и утвержденный словами отца и друга своего, отец Зосима уже беспрекословно начал принимать желающих; ибо вскоре после Васильевой вступила к ним купеческая дочь, сирота девица Евдокия. Уже не одну келлию, но маленький корпус построил старец. В короткое время присоединились к ним еще несколько девиц. Все были с любовью о Господе преданы и покорны отцу Зосиме. В 1820 году скончался советник Васильев, и вдова его, Анастасия Николаевна, также была принята в сестричество.
Однако по прошествии малого времени Васильевы, мать и дочь, наваждением вражьим восстали враждою на отца своего Зосиму из зависти любоначалия и возмутили было не только некоторых из сестер, но даже и граждан и поселян своими на него клеветами. Враг силился разрушить богоугодное дело, но терпение и незлобие, любовь и молитва святых старцев победили доброненавистника. Васильевы с раскаянием возвратились, а старцы еще более усугубили свое о них попечение. Отец Василиск советовал и благословил отцу Зосиме проводить у собравшихся сестер и по несколько дней, чтобы заботиться об их необходимых нуждах и как можно более стараться утвердить между ними порядок общежития и правила молитвенные, и весь образ жизни монашеский.
Однажды нужно было отцу Зосиме ехать от сестер к старцу в пустыню и от него немедленно возвратиться опять к ним. Время было хотя и зимнее, но погода была теплая; при возвращении же его от старца к сестрам погода опять сделалась холодная, и в предыдущую ночь был сильный мороз и вода в проливе замерзла: неминуемо надо было переезжать его. Смиренный отец Зосима, призвав в помощь молитвы своего старца и сестер, сошел с воза, чтобы было легче, и пошел позади его. Вдруг провалилась лошадь, воз всплыл на воду, а отец Зосима весь погрузился в воду, едва успев схватиться обеими руками за воз, и не знал, что делать. Возвратиться назад было невозможно: кругом был изломанный лед, к тому же он боялся выпустить из рук воз, не надеясь достать ногами дна, ибо знал глубину пролива. Лошадь вся до головы погрузилась в воду, и далее идти или плыть ей было нельзя, ибо пред нею был неразломанный лед.
Но и при виде такой смертной беды отец Зосима не отчаялся, а утешался тем, что Бога ради принял на себя служение сестрам и что благословение и молитва старца и сестер помогут ему; и в надежде на милосердие Божие, находясь в воде и держась за воз, ожидал, какой будет конец, а ничего нельзя было ожидать, кроме смерти, в чем он также смиренно покорялся воле Божией. Как вдруг, сверх чаяния, лошадь сама собою, не терпя более своего погружения в воду, поднялась на дыбы и сильно бросилась на лед перед собою и своим падением разламывала перед собою лед, хотя и сама вся погружалась в воду и об лед сильно билась. И так от одного берега до другого весь пролив проломала и вышла на берег. И отец Зосима, не выпуская воза из рук, вышел на берег и всем сердцем принес благодарение Богу, избавившему его от потопления и смерти. Продрогшая лошадь скоро побежала, и отец Зосима, весь мокрый и дрожащий от холода, грелся тем, что бежал за возом, но вскоре все платье на нем так замерзло и обледенело, что сделалось как деревянное, и уже пешком идти было невозможно, и он сел на воз. Милостью Божией невредимым приехал он к сестрам, радуясь духом и благодаря Бога, что сподобил его потерпеть сие ради сестер.
Через некоторое время и старцы, и сестры увидели много неудобств, чтобы устроить общежитие в этой деревне, ибо и церковь была очень далеко, и земля принадлежала казенным крестьянам. И так по благословению отца Василиска и по просьбе всех сестер отец Зосима отправился искать какого-нибудь другого удобного места для основания женского общежития.
Проезжая город Туринск, он заметил возле него на уединенном месте церковь с каким-то старым строением; расспрашивая у граждан, узнал, что это был некогда мужской монастырь, который после упразднения его в 1764 году обращен в приходскую церковь. Он осмотрел все, и ему полюбилось это место. Отец Зосима прибыл в Тобольск к преосвященному Амвросию I, который принял его очень милостиво, отечески; с удовольствием выслушал его словесное прошение, чтобы возобновить монастырь и обратить в женский; с удивлением и утешением слушал владыка известие о начинающемся общежитии сестер под руководством отца Зосимы, но советовал ему ехать самому в Петербург и хлопотать в Святейшем Синоде. Отец Зосима и отправился в Петербург.
Из духовных лиц московский святитель Филарет более всех оказал свое благорасположение к пустынному старцу. Боголюбивый и любвеобильный архипастырь принял старца под свое отеческое покровительство и не только помогал ему в его деле, но даже поправлял ему черновые прошения в Синод и содействовал исполнению сего дела.
Святитель Филарет Московский и князья Голицын и Мещерский подготовили представление государю императору Александру Павловичу, который определил: «Туринский монастырь возобновить и обратить в женский». Отец Зосима, снабженный от Святейшего Синода надлежащими актами на возобновление и устроение Туринского женского монастыря, отправился из Петербурга и благополучно прибыл в Тобольск, явился к преосвященному Амвросию I, который, получив указ из Синода об учреждении Туринского женского монастыря, предписал местному начальству сдать законным порядком Туринский монастырь старцу Зосиме.
Прибыв благополучно в Туринск в 1822 году, отец Зосима всех сестер поместил в келлиях, хотя и тесных, но довольно удобных на первый случай, а для старца своего и для себя выстроил маленькую келлию в восьми верстах от монастыря, в уединенном месте, где отец Зосима жил вместе со своим старцем, но большую часть времени находился в монастыре для его устроения внешнего и внутреннего. Он написал устав сестрам, основанный на общежительных правилах святителя Василия Великого, и имел попечение об их душевном спасении и о нуждах их житейских, и вообще о благоустройстве обители.
Устроив сестер духовных в Туринском монастыре и старца своего недалеко от него, он увидел, что необходимо ему ехать опять в Петербург с тем, чтобы представить Святейшему Синоду устав правил, составленных им для общежития сестер в Туринском монастыре; испросить возвращения монастырю земли и всех угодий, прежде ему принадлежавших, и определения штатных служителей, ибо монастырь утвержден заштатным; сделать сбор в пользу новоустрояемой обители, которая требовала многих издержек для восстановления. Старец Василиск благословил ему побывать и на родине.
В Святейшем Синоде он имел успех во всех своих прошениях. Некоторые члены Синода, вверяя ему монастырь, предлагали и даже убеждали его принять священство. Он всю ночь не мог уснуть ни на одну минуту и на другое утро отправился в Синод, и со смирением и слезами уклонился от рукоположения, представляя на вид свое недостоинство и стремление души своей по устроении обители опять вернуться к пустынному житию.
Из Москвы отец Зосима писал в Туринск к сестрам и от полноты утешенного сердца извещал их, что Бог дал ему взять из мира двух родных племянниц, что он постриг уже их в Москве и везет с собою в монастырь. Тобольская Духовная консистория получила указ из Синода, что отцу Зосиме вверен Туринский монастырь для восстановления, в непосредственное заведование и попечение; что ему предоставлено право принимать способных и удалять неспособных; что его вниманию поручено избрание начальниц из среды сестер Туринского монастыря, а до времени, пока окажется на это способная, править должность начальницы по очереди старшим сестрам, выбор коих и смена их зависит от усмотрения старца-попечителя; что, наконец, монастырю возвращаются все земли и угодья и определяются три штатных служителя.
Отец Зосима, видя увеличение стада Христова, ибо за короткое время уже более сорока сестер составляли общежитие, неусыпно заботился не только о постройке, но более всего попечение прилагал к устроению их жизни духовной.
Но такая жизнь длилась недолго. Осенью 1823 года мать и дочь Васильевы, обвинив старца в самых нелепых преступлениях, оклеветав его перед епархиальной властью и горожанами, возбудили смуту с целью стать во главе управления монастырем.
Они обходились со старцем с презрением, а всех сестер старались ласками привлечь к себе: однако сестры в горести и слезах еще более прилеплялись усердием к смиренному своему отцу. Но этим не кончилось. Советница Васильева начала часто ездить в город, завела знакомство с господами и купцами; как она, так и дочь ее стали принимать в келлию не только гостей, но и заказы златошвеек и иметь собственность; делали всевозможные укоризны и оскорбления старцу и приверженным к нему сестрам, употребляли все средства, чтобы вредить и разрушать все его учреждения, чтобы можно было показать их начальству. Отец Зосима, тоскуя душою о таком расстройстве в обители, начал думать: «Видно, не угодно Богу это мое служение: удобная причина оставить мне все и удалиться в пустынь».
Преданные ему сестры горько плакали и говорили ему, что они всегда будут при нем. Тогда отец Зосима написал два прошения почти одинакового содержания: одно к тобольскому преосвященному, другое в Синод. В том и другом он просил увольнения от должности попечителя и свободы возвратиться в пустынь. Если же не соизволят на его увольнение, то просил удалить из обители возмущающих спокойствие и препятствующих завести образ жизни по общежительным правилам святителя Василия Великого. Не получая долгое время никакого ответа на прошение, все как будто стали привыкать к настоящему положению дел. Но в один день неожиданно в монастырь приехали член Тобольской Духовной консистории, протоиерей из Тюмени и благочинный Туринска. Они прошли в церковь и приказали старцу-попечителю и всем сестрам без исключения собраться в церковь. Когда они собрались, был прочитан указ, в коем сказано, что Святейший Синод предписывает Тобольскому Преосвященному расследовать дело Туринского монастыря и представить в Синод. По этому указу назначенные владыкою и прибывшие в монастырь три духовных лица начали производить следствие. Производившие следствие представляли преосвященному события так, как хотелось Васильевым, с которыми они были в сговоре. Старец приказывал сестрам как можно миролюбивее обходиться с возмутителями спокойствия, не отказывать им ни в чем и всегда твердил сестрам: «Помните Христову заповедь: любите враги ваша». И не только словами, но и делом подавал им собою в этом пример; и не по наружности одной старался наблюдать тишину, но и в сердце не имел на них негодования.
Казалось в это время, всё и все восстали на него, кроме старца Василиска, преданных сестер и немногих посторонних. Только иногда слышались от него слова: «Я знаю одну Матерь Божию; когда Ей угодно, то Она откроет всю справедливость, если же Ей угодно, чтобы я терпел оскорбления, то мне ли сметь сопротивляться судьбам Божиим?» Указом преосвященного старец был отстранен от управления монастырем, а Васильева-мать назначалась смотрительницей монастыря. Старцу запрещено было под любым предлогом посещать обитель и иметь разговоры с сестрами.
Дочь Васильевой, в монашестве получившая имя Рахиль, вскоре раскаялась в содеянном. Мучения совести ее терзали до того, что она слегла в постель. В это время и архимандрит, производивший следствие, понял, что отец Зосима ни в чем не виноват. Он видел во сне чудное явление: почтенный старец, незнакомый ему, но вида благолепного, предстал перед ним и строгим и убедительным голосом увещевал его в пользу гонимого отца Зосимы, говоря ему: «Оправдай моего старца – он неповинен!» Потрясенный до глубины души священным видом и словами незнакомого, но дивного старца, архимандрит пробудился и велел позвать к себе благочинного, которому рассказал свой сон, прибавив: «Мне кажется, что это должен быть старец Василиск, непременно желаю его видеть и сам поеду в его пустыньку. Не хотите ли и вы ехать со мною?» Благочинный охотно согласился, признавшись, что в сию ночь имел то же видение. Увидев старца Василиска, он с благоговением вступил в разговор со старцем, во время коего отец Василиск весьма смиренно и мало говорил и не сказал ни слова в оправдание отца Зосимы. Архимандрит, возвратясь от старца, приметно переменил свои мнения и действия. Монахиня Рахиль тем временем покаялась перед сестрами во всех своих преступлениях и сожалела о содеянном.
Все обстоятельства расследования в итоге совершенно оправдали отца Зосиму. Архимандрит, казалось, принимал уже его сторону и стал всем говорить в его оправдание; благочинный же непритворно просил у старца прощения и совестился даже смотреть на него, а в городе все уже нелицемерно сожалели о нем.
Преосвященный прежними доносами был сильно предубежден против старца. Узнав же правду, он был очень расстроен, более потому, что уже послал в Синод донесение следователей не в пользу старца. Некоторые сестры по малодушию стали роптать и говорить: «Зачем же архиерей Божий несправедливо делает?» Отец Зосима воспретил такое роптание, говоря: «Я не Афанасий Великий, не Златоуст, но непотребный грешник; удивительно ли, что против грешного восстали гонения? Вас смущают несправедливости, козни, клеветы, кои, вы знаете, безвинно на меня возведены; но верьте, что это по воле Божией: это сокровенный Промысл Его, спасительный для нас».
Архимандрит получил от владыки частное письмо, которое показал старцу. Преосвященный писал к нему: «Внушите от меня отцу Зосиме, что гораздо лучше он сделает, если на сие время удалится из Туринска». После сего старец уже решился ехать в Тюмень. За день до отъезда своего отец Зосима с племянницами ездил прощаться к старцу Василиску, и он благословил их; при прощании отец Зосима зарыдал и пал ему в ноги, а потом стал пред ним на колени, говоря: «Как решится дело мое, куда Бог управит меня? Я приду за тобою, не покину тебя; куда сам, туда и тебя возьму с собою». А отец Василиск отвечал: «Хотя как буду слаб, но пока жив, не отстану от тебя». И так они расстались. Но отец Зосима в разлуке со старцем тосковал о нем, точно предчувствуя, что расстался с ним до вечности.
В то время, как старец с племянницами готовились уже к отъезду из Тюмени в Тобольск, вдруг неожиданно получили они печальное известие о кончине старца Василиска. Это известие поразило отца Зосиму, но и здесь он покорился судьбам Божиим, ибо и в горести своей не переставал он благодарить Бога.
Вместо поездки в Тобольск отец Зосима со всеми находящимися при нем сестрами немедленно отправился в Туринск на погребение старца Василиска. Тот был болен одну только неделю и по причине зимнего холода находился тогда в монастыре, то есть в келлии отца Зосимы. Накануне своей смерти он исповедался, причастился Святых Таин и соборовался и заранее предсказал о своем исходе.
Вскоре после сего получен был из Синода указ, который определил уволить отца Зосиму от должности попечителя, а император Александр Павлович подписал: «...и удалиться ему из Туринского монастыря». Однако Духовная консистория не отпускала его из Тобольска, пока не обязала подпискою не заезжать в Туринск и не возмущать сестер.
Отец Зосима отправился в Москву и прежде всего явился к московскому святителю Филарету, неизменному своему покровителю. Боголюбивый и милосердый архипастырь принял его отечески и дал ему спокойное убежище в Чудове монастыре. Здесь он получил письмо от сестер из Казани и обрадовался, что ни увещания, ни угрозы, ни скорби, ни притеснения, которые они перенесли в Туринске, ни трудности дальнего пути не изменили их волю ехать к старцу в Москву. Но сильно огорчался тем, что не знал, где им теперь жить. В этом огорчении пошел он из Чудова монастыря в Симонов, где архимандрит и все монахи любили его; и во всю дорогу от Чудова до Симонова монастыря он плакал и просил Царицу Небесную не презреть Своего стада. Началась литургия. Вдруг после Херувимской песни архимандрит Герасим бежит к нему со словами: «Старец Божий, я нашел сестрам твоим место, я вспомнил, что у меня есть знакомая госпожа и у нее один дом пустой, поедем к ней». Отец Зосима ничего не мог более отвечать, как только со слезами сказал: «Да наградит вас Господь Бог». После службы отправились они к госпоже Бахметьевой.
Она, как только услышала, что речь идет о девицах, очень обрадовалась; смиренный вид старца, печального пустынника, глубоко тронул ее сердце, и она со слезами и радостью, не рассуждая и не спрашивая, согласилась предоставить им свое имение.
Сестры прибыли в Москву в начале февраля 1826 года, и старец вместе с ними воздавал благодарение Господу, что после стольких скорбей и препятствий Промысл Божий соединил единомышленные души.
Боголюбивая благодетельница приняла их как мать и успокоила их сначала в своем доме, а затем в подмосковном своем имении в Верейском уезде. Отеческое расположение московского владыки к отцу Зосиме, его милостивое покровительство и архипастырское благословение на устроение обители в его епархии, и сердечная духовная преданность старца к сему великому святителю Христову, а также усердные пособия некоторых благодетелей решили намерение отца Зосимы не удаляться от Москвы и не искать более нигде приюта сестрам своим. Следует заметить, что многие святые подвижники Русской земли в XIX веке занимались устроением женских обителей. Это и преподобный Серафим Саровский, современником которого был старец Зосима, и позднее преподобный Амвросий Оптинский, и Варнава Гефсиманский.
При устройстве обители отец Зосима не упускал из виду духовно заботиться об ученицах своих, но даже более имел о том попечения. Утрени, вечерни, келейные правила исполнялись неотложно, а в зимние вечера чтение и списывание святых духовных книг и рукоделие были их занятием. Отец Зосима всегда старался утверждать в ученицах молчание, любовь к уединению, простоту, смирение, взаимную любовь и послушание. «Не гонитесь за одним постом, – говорил старец сестрам. – Бог нигде не сказал: “Аще постницы, то Мои ученицы»; но «Аще любовь имате между собою”. И диавол никогда не ест и не спит, но всё он диавол. Без любви и смирения, от одного поста и бдения, из человека сделаешься, пожалуй, бесом».
Все сестры с верою и усердием, как бы из уст Божиих, принимали от него каждое слово и ревностно исполняли свои послушания. По праздникам все ходили в приходскую церковь для причащения Святых Таин. Имея великую веру и любовь к Матери Божией, отец Зосима назвал новоустроенную в 1826 году обитель Одигитриевской («Одигитрия» с греческого языка переводится как «Путеводительница» и «Наставница»), потому что был и сам уроженцем Смоленской губернии, где Смоленская чудотворная икона «Одигитрия» особо почитаема.
Три года отец Зосима неусыпно трудился в устроении новой пустынной обители. Часто ездил в Москву, сам ходил по благодетелям для испрашивания помощи, сам всегда покупал все нужное для сестер и для обители. Потом же увидел, что некие купцы Лепешкины принимают самое горячее участие в девичьей обители, снабжая ее всем необходимым, и тогда исполнил свою мечту о безмолвии и выстроил себе келийку в трех верстах от монастыря. Там отец Зосима пребывал по пять дней в неделю, а на субботу и воскресенье приходил к сестрам. В это время посетили его два старца-пустынника из Орловской губернии, и он принял келейно великий образ схимы.
Но день ото дня он стал более и более ослабевать здоровьем; однако сколько мог, скрывал это от сестер, а им сказал, что имеет желание идти пешком в Соловецкий монастырь, умоляя их не препятствовать ему и обещая через год к ним возвратиться.
Желал он умереть так, чтобы никто не знал и гроба его, ибо от Бога был извещен о грядущей скоро кончине. Жизнь сестер облекалась часто в печаль при виде того, как постепенно изнемогал и ослабевал здоровьем отец их, ибо как воск таяла крепость его; и уже в беседах с ними и в поучениях своих он более всего говорил со слезами о часе смертном, о вечности.
Однажды приехал старец Зосима один на тележке к сестрам на сенокос навестить их, и одна из них сказала: «Отче, я сложу на телегу сено: свези его лошадям на ночь», – и он, как смиренный послушник, хотел исполнить это, но только стал садиться на воз сена, как лошадь вдруг дернула, и он упал назад с воза и так ушибся, что едва мог приподняться. При всем том он не огорчился, не застонал, а еще утешал испуганных сестер. С того времени он начал чувствовать сильную боль, точно как вся внутренность у него оборвалась. Через некоторое время он собрался съездить в Москву. И хотя не знали сестры причины, зачем он ехал, однако Вера и Маргарита (инокини племянницы старца Зосимы) не отпустили его одного в такой слабости, а поехали и сами с ним. Уж после кончины его поняли они, что старец ездил прощаться с боголюбивыми благодетелями.
Вскоре болезнь его усилилась так, что он слег. Сквозь сон читал он вслух молитву Господню «Отче наш», или молитву Иисусову, или Пресвятой Богородице. Маргарита, замечая, что старец каждую минуту более и более ослабевает, помыслила, как бы он не умер без исполнения христианского долга, но он, узнав ее мысли, тотчас успокоил ее. Накануне кончины он велел позвать священника с причтом, исповедался, причастился Святых Тайн и пособоровался. Потом велел прийти всем сестрам прощаться. Когда все вошли, он сделал последнее краткое наставление, чтобы они жили в любви и смирении, и пророчески заключил речь словами: «Не расходитесь по моем исходе; Господь даст, что и церковь у вас будет, и обитель утвердится. Матерь Божия, Коей я вручал вас и всю обитель, прославит имя Свое на месте сем и удивит на вас милость Свою». За час до кончины он подал знак Маргарите, чтобы она к нему наклонилась, и тихо сказал ей: «В надежде умираю!» – «Вы получили извещение, мой отче?» – «Я уже сказал, что больше?» Маргарита по мановению его поднесла к нему Казанскую икону Божией Матери (этой иконой благословил его вместе со старцем Василиском духовный отец их старец Адриан, в схиме Алексий). И отец Зосима, прижав крепко к устам своим святую икону и склонив голову на плечо Маргариты, испустил последний вздох, предав святую душу как бы в руки Пресвятой Заступницы своей. Это было в день праздника иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих радость», 24 октября/6 ноября 1833 года, на шестьдесят шестом году жизни старца. Погребли его на шестой день после вечерни, по его завещанию, возле часовни.
Святейшим Синодом впоследствии было дозволено построить в обители церковь. За разрешением вопроса, где строить, обратились к святителю Московскому Филарету. Он сказал: «Старец Зосима указал место», – и благословил строить церковь в честь Святой Троицы над гробом основателя обители, который, когда еще был жив, в беседах с сестрами говорил: «Если даст вам Господь храм, то первый престол чтобы был посвящен Живоначальной Троице. А если Господь устроит второй престол, то в честь Одигитрии Смоленской нашей Владычицы».
Могила схимонаха Зосимы находилась в правой части центрального алтаря возле стены Троицкого храма.
После смерти старец Зосима оставался духом со своими духовными чадами и устроенной им обителью. Сохранилось свидетельство о чуде, бывшем от воды из колодца, вырытого старцем Зосимою около своей пустыннической келлии в трех верстах от обители. Свидетельство об этом находится в письме зосимовской монахини Марии к оптинскому старцу преподобному Антонию (Путилову) от 20 июля 1856 года: «С чувством умиления слушал владыка (святитель Филарет) рассказ игумении и просьбу, чтобы почистить колодец отца Зосимы и поставить над ним крест, ибо пошли частые исцеления от этого колодца, многим снится во сне. Недавно одна женщина ближнего селения, умывшись этой водою, исцелилась от рака на лице. Этот колодезь находится в трех верстах от нашей пустыни, вырыт самим святым старцем. Там была и келия его, где он, однако, жил не более года или еще несколько и менее, но любовь его переселила оттуда к любящим и преданным ему сестрам его».
Впоследствии на месте отшельничества старца Зосимы была поставлена часовня, и одна из монахинь несла послушание в ней. Местные жители до сих пор помнят, как чтили старики и их родители Отчин колодец и почитали старца Зосиму, как водили и возили туда детей, обязательно умывая водой из колодца. В советское время колодец был заброшен и считался погибшим при строительстве окружной железной дороги. Но в 1995 году он найден в чаще леса и обустроен, сейчас к нему вновь идут паломники.
О мощах преподобного старца известно следующее. В одном из писем (от 30 июля 1886 года) старца Амвросия Оптинского есть свидетельство о нетлении мощей преподобного Зосимы: «Недавно в Зосимовой пустыни заметили, что гроб основателя обители находится в воде, потому что место сырое. Высекли из целого камня гроб и сделали новый деревянный гроб и во время переложения увидели, что все тело старца цело, а ступни ног предались тлению».
В 1990-е годы, после многих лет запустения, Троице-Одигитриева Зосимова пустынь была возрождена. 25 декабря 1999 года под руководством Его Преосвященства, Преосвященнейшего Тихона, епископа Видновского, было вскрыто захоронение преподобного Зосимы. Обнаружили саркофаг из белокаменных блоков, а в нем – каменный гроб. Но ни крышек от гроба и саркофага, ни тела старца не было. Несмотря на тщательные поиски в архивах, никаких документов о судьбе захоронения преподобного Зосимы найти не удалось. Свидетельства же местных жителей значительно расходятся. Некоторые говорят, что над мощами надругались, а потом они были уничтожены. Другие утверждают, что мощи были перезахоронены на монастырском кладбище. Точных сведений об их местонахождении пока не имеется.
Преподобные Василиск Сибирский и Зосима Верховский причислены к лику общецерковных святых Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 3–8 октября 2004 года. Память преподобного Зосимы совершается в день его преставления 24 октября/6 ноября.

0

338

День памяти блаженного Елезво́я Эфиопского, царя, затворника.

http://s5.uploads.ru/t/fhi3j.png

Блаженный Елезвой, царь Ефиопский, жил в то время, когда Аравией управлял гонитель христиан иудей Дунаан. Благочестивый Елезвой не мог равнодушно видеть, как уничтожают верующих во Христа, и объявил Дунаану войну. Но поход его был неудачен. Желая узнать причину поражения, Елезвой по указанию свыше обратился к некоему затворнику, и тот открыл царю, что он поступил неправедно, решив отомстить Дунаану, ибо Бог говорит: «Мне отмщение, Я воздам!» (Евр.10,30). Затворник посоветовал блаженному Елезвою посвятить Богу последние дни жизни, чтобы избежать гнева Божия за самовольную месть и победить Дунаана. Святой Елезвой дал обет Господу и, отправившись с войском на врага, победил его, взял в плен и казнил. После победы святой оставил царство, затворился в монастырской келлии и 15 лет провел в строгом воздержании и подвигах († ок. 553–555).

0

339

День памяти исповедника Гео́ргия (Карслидиса).

http://sh.uploads.ru/t/JYzsl.png
http://sh.uploads.ru/t/MR8El.png

Будущий старец родился в Аргируполе Понтийском в 1901 году в благочестивой семье Саввы Карслидиса и Софии. Во Святом Крещении получил имя Афанасий. Афанасий рано лишился родителей, его несколько лет воспитывала бабушка. Перед смертью бабушка благословила внука и подарила ему маленькую икону Панагии.
Афанасий не смог прижиться в семье старшего брата, тайно покинул родные края, путешествовал по Кавказу, зимой его покровителем стал турок (тайный христианин), которому однажды во сне было открыто, что «ребёнку, которого он облагодетельствовал, предопределено привести многие души к Богу». Позже и самому Афанасию чудесным образом было открыто, что он станет монахом. Вскоре, по промыслу Божиему, «с помощью святого Георгия» Афанасий попадает Тифлис Грузинский. Из воспоминаний старца Георгия:
– «Когда я пришёл в монастырь, мне было 7 лет. Тогда была большая вера и сердечная чистота. В одной монастырской келии с незапертой дверью хранились все деньги... Все были преданы Богу, и никто не интересовался деньгами».
Монастырь был посвящён Живоносному источнику и являлся местом поклонения всего окрестного района. Игумен монастыря взяв сироту под свою защиту, стал его духовным наставником. Первые годы в обители были годами обучения послушанию, смирению и молитве. По послушанию Афанасию пришлось шить, ткать, готовить еду...
20 июня 1919 года он был пострижен в монахи архимандритом Георгием, получил новое имя – Симеон. К всеобщему удивлению, во время пострига юноши начали сами звучать била и звонить колокола. Следует отметить, что после революции 1917 года начались гонения, был запрещён и звон колоколов.
Вскоре монастыри повсеместно стали закрываться, монахов выгоняли или арестовывали. Вместе с другими монахами попал в тюрьму и Симеон, ему предстояло вытерпеть пытки, перенести унижение, «пережить» расстрел. Это случилось после чудесного знамения, когда в ночь на Пасху заключённые запели «Христос Воскресе»: « Потряслась тюрьма и её двери открылись сами собой. Жители города видели в воздухе трёх священных мужей, державших Честной Крест... Знамение продолжалось всю ночь». Наутро заключённых повели к месту расстрела. Расстреляли всю группу. Симеон после трёх ранений чудом остался жить, одна из пуль ударилась о металлическую оправу иконы и отскочила (Панагию, благословение бабушки, юноша всегда носил на груди). Врач, обследовавший Симеона, сказал: « Не бойся. Существует закон, согласно которому раненный тремя пулями, но не убитый, остаётся на свободе». Так и произошло.
8 сентября 1925 года Симеон рукополагается митрополитом Иоанном Циапараскисом во священника в церкви святого Мины в Схете Грузинской и получает имя Георгий. Уже тогда верующие почитали отца Георгия как старца, многие приходившие к нему за духовным советом удивлялись его рассудительности и проницательности.
В 1929 году благочестивая семья Яннакидиса, переезжающая в Элладу, помогла и от. Георгию выехать в Грецию. 19 февраля он прибыл в порт Фессалоники (Салоники), оттуда – в селение Алонию и Куккос. С 1930 года старец попадает в селенье Сирса близ города Драма. В 1934 году строится монастырь Вознесения Господня, где старец проводит оставшееся время своей жизни. Тяжелобольному старцу всё это время помогали его духовные чада, самостоятельно передвигаться он не мог.
Вот что рассказывал о своём исцелении старец Георгий:
– Я был почти парализованным и не мог обслуживать сам себя. Однажды вечером оставил я все слёзы души моей. Тогда явился мне один старец и сказал мне:
– Почему плачешь дитя моё?
– А кто ты? – спросил я его.
– Я – Божественный Николай. Если станешь здоров, приходи, найдёшь меня. Я живу за этой горой.
На другой день я его разыскал. Ходил на четвереньках. Истёк кровью... Взял и батюшку, и мы совершили Таинство Елеосвящения. Помазался по всему телу. Стал здоров с помощью Святого и с тех пор ел сам».
Питался старец очень скромно, жизнь его была непрерывный пост, мясо он не ел вообще. Рыбу крайне редко, по большим праздникам. Питался бобами, макаронами, картофелем, кашей из пшеничной крупы, любил щавель, маринованные овощи, жареный лук, употреблял и крапиву. Бывали дни, когда старец поддерживался себя лишь одним горячим питьём. Однажды, когда ему предложили поесть, ответил: «Не голоден, пост, когда причащусь Божественных Тайн, могу держать четыре дня». Бдения, несмотря на болезни, он совершал почти каждый день. Старец говорил: «Пост, бдение, молитва – дарования небесные. Нужны, однако, и дела, защита и помощь бедным». Старец Георгий заботился о бедных, старых людях, помогал материально и заключенным, жертвовал те деньги, которые приносили ему за сорокоусты и поминовения. При этом сам ходил в изношенной одежде, а когда ему однажды предложили сшить новый подрясник, заметив, что старый почти износился, ответил: «Тридцать лет он на моих плечах, с ним и уйду». Несмотря на свою физическую немощь, он много трудился: возделывал огород, сам изготовлял пряжу, вязал, шил...
Для Божественной литургии старец использовал просфору, которую изготовлял сам, иногда принесённую женщиной, известной своим благочестием. Благоговейные верующие во время Божественной литургии видели, что он ходил, не касаясь ногами пола. Один изумлённый посетитель, увидев это впервые, стал рассказывать верующим, узнав об этом, старец строго сказал ему: «То, что видишь, не будешь говорить другому».
Божественная литургия была чрезвычайно важна для старца, он говорил своим духовным детям: «Заботьтесь, чтобы укрепилась вера ваша, и на Божественной литургии будьте сосредоточенны на совершенном, чтобы удостоиться увидеть величие Божие... Святой Дух нисходит на Святую Трапезу... Не сидите во время Божественной литургии. Ум ваш да не летает здесь и там».
Старец Георгий не допускал к Святому Причастию тех, у кого была «тяжесть на сердце» к другим людям, часто он говорил: «Пойди попроси прощения, смирись, примирись и потом приходи исповедоваться».
Последование он обычно начинал в полночь, говорил, что «ночью открыты Небеса, и молитвы слышатся».
Аскезой, чистотой и смирением старец привлёк Божию благодать. Сердца людей были для него открытой книгой. Бывали случаи, когда старец называл незнакомых ему людей по имени, первый начинал рассказывать пришедшим об их проблемах...
Одна благочестивая женщина из г. Драмы собиралась подарить лампаду в церковь св. Трифона, но, увидев, что в церкви много лампад, решила принести её в монастырь старца. Лампаду повесили пред иконой св. Иоанна Предтечи, однако, когда лампаду зажигали, она начинала раскачиваться и падала вниз. Когда женщина пришла в монастырь следующий раз, старец подозвал её и сказал: «Лампаду, которую ты принесла сюда, ты уже обещала другому. Нехорошо обещать одному, а другому приносить «дар по обету».
Слухи о прозорливости старца приводили многих в монастырь, однако, старец Георгий не старался приобрести много духовных чад. Деятельность духовника считал многотрудной и ответственной. Справедливая его строгость увеличивалась, когда он видел, что некоторые нарочно скрывали грехи. Бывал, по дарованию своему, обличительным, обнаруживал скрытое так, чтобы заблуждающийся смирился и раскаялся. Нередко старец налагал эпитимию. Так, однажды женщине, которая не позаботилась о том, чтобы причастить супруга перед смертью, не разрешил причащаться, пока она не прочтёт за неделю Псалтырь. При этом ей необходимо было всё это время строго поститься, подавать милостыню, каждый вечер ходить на повечерье.
К другой женщине, оставившей без помощи роженицу, ребенок, который в результате умер, после исповеди старец велел просить милостыню в семи соседних селениях, а потом раздать всё собранное бедным. Когда женщина спросила, может ли она раздать свои деньги, старец ответил: «Грех этот не прощается деньгами, но попрошайничеством, чтобы смириться, чтобы ушёл эгоизм, чтобы – носом до земли».
Женщине, имевшей трёх внебрачных детей, старец так же сказал: «Станешь попрошайкой в семи деревнях... Всё, что соберешь – принесёшь в тюрьмы и в дом престарелых в Драме».
Старец считал, что милость – одна из важнейших добродетелей. Часто кающимся советовал творить милостыню. Он говорил: «Молитва без милости мертва... Творите милостыню вдовам и сиротам. Милостыня и молитва идут рука об руку».
Однажды к старцу пришли две женщины, он обличил их в том, что они не дали воды солдатам, которые попросили напиться, строго сказал им: «Заботьтесь о милостыне, если хотите приходить к старцу, будьте очень внимательны в своих делах, обличайте самих себя всегда, чтобы вас любил Бог и радовался старец».
По молитвам старца многие страждущие получали исцеление. Часто старец по своему смирению советовал посетить те или иные святые места, при этом сам неустанно молился, вскоре больные исцелялись.
В начале 1959 года старец Георгий сказал своим духовным чадам: «В этом году я уйду... Следует мне уйти грешному... Воля Божия есть мне уйти. Грех очень продвигается. Мир во грехе валяется и не понимает того. И это меня утомляет, не выдерживаю. Жалею только сад свой, в котором деревья не успели окрепнуть и с первым ветром согнутся. Овцы мои рассеются... Придут, однако, другие... Не расстраивайтесь. Все мы уйдем из этой жизни. Мы – пришельцы здесь. Сюда пришли показать наши труды и уйти...»
Незадолго до кончины одному духовному чаду старец показал на пальцах, что уйдёт на четвёртый день. За несколько дней до смерти он отказался принимать еду и воду.
4 ноября 1959 года блаженный старец отошёл ко Господу. Осиротевшие духовные чада несколько дней непрерывной цепочкой шли прощаться с любимым пастырем, целовавшие руку старца утверждали, что и на третий день она была тёплой. Когда тело старца положили в могилу, все увидели, как два кипариса наклонились, как бы отдавая последний поклон праведнику. Присутствующие на похоронах рассказывали, что птицы буквально окружили храм, они не пугались людей, долго летали над могилой...
Чудеса не прекращались и после похорон, так, например, жительница Сипсы на утренней заре видела светлый столп, нисходящий с неба, который остановился позади священного алтаря храма.
Приведём несколько случаев чудесного исцеления по молитвам к старцу:
В благочестивой семье Кулиармоса родился в 1989 году мальчик, который не мог открыть глаза. Родители уже собирались сделать ребёнку операцию, но соседка принесла им книгу о блаженном старце. Когда отец начал читать, ребёнок расплакался, стал тереть глаза и прозрел. Когда через два года благодарные родители привезли мальчика в монастырь, ребёнок долго не отходил от гроба блаженного старца, постоянно кричал «батюшка» и целовал камилавку старца на фотографии, показывая взрослым свою любовь и благодарность за исцеление старцу.
В 1990 году вдова Мария Ситариду, прочитав книгу о старце приехала с больной дочерью на могилу праведника. Её дочь Домна горячо молилась и просила старца Георгия: «Прошу тебя, не оставляй меня на операцию». Она помазала крестообразно липому величиной с орех, а через неделю засвидетельствовала её чудесное исчезновение.
Отец Анастасий Моисиадис однажды заснул за рулём, во сне увидел старца Георгия, выходящего из-за куста, от испуга, что он может наехать на старца, проснулся и резко нажал на тормоз. Автомобиль остановился на краю дороге, внизу была пропасть. Так старец предупредил духовного сына об опасности.
Господи, упокой душу старца Георгия, со святыми упокой и его молитвами спаси нас!

Духовные наставления старца Георгия.
«Любите всех людей, ещё и врагов ваших. Это самое основное. Всегда имейте любовь и к тем, кто нас любит, и к тем, кто нас ненавидит. Простим им и будем любить всем, и пусть нам делают хоть самое большое зло. Тогда будем истинные чада Божии.... Как духовные мои чада, любите вообще мир, без всякой ненависти. Тогда только вы будете чада старца – сейчас и в жизни вечной. Проповедуйте только любовь. Это основной закон Божий. Любовь и только любовь...»
«Пусть не прельщают вас ни богатство, ни слава, но всегда ходите праведно. То, что вы приобрели честно, не расточайте бесцельно. Живите честно и смирно. Сколько можете, простирайте руку вашу на милость... Стучите в двери бедных, болящих сирот. Более же предпочитайте дома скорбящих, нежели дома радующихся. Если делаете добрые дела, будете иметь великую награду от Бога. Удостоитесь видеть чудеса и в иной жизни будете иметь бесконечное веселие».
«Никогда не завидуйте... Всегда просите скромно и смиренно, без эгоизма. Всегда старайтесь любить старых, сирот и бедных. Общайтесь с бедными и с людьми, которых остальные унижают...»
«Рука ваша да будет всегда открыта... Не обижайте никого... Молитва и милость идут вместе...»
«Мир ушёл от невинности и благости. Чем больше проходят годы, тем ближе мы к катастрофе. Бог жалеет нас. Бог не хочет этого».
«Люди удалились от простодушия и доброты. Каждый день все их заботы в шествии ко злу. Сколько лет они идут к гибели, но Бог того не желает».
«Великое достоинство и награду имеет тот христианин, который любит всех собратьев и первым прощает тех, кто сделал ему зло. Поэтому если мы и делаем все добрые дела, а ближнего своего не любим, то мы не делаем ничего. Сами по себе мы – ноль, ничто. Любви, братья мои, ждет от нас Бог».

0

340

День памяти преподобного Марти́рия Печерского, диакона.

http://s7.uploads.ru/t/piIzt.jpg

Подвизался св. Мартирий в XIV в. в Киево-Печерской обители. Угодив Богу великой чистотой и строгой постнической жизнью, прославлен был даром чудотворений еще при жизни своей. Его святое имя вспоминается в 7-й песни канона преподобным Дальних пещер. Здесь прославляются его трудолюбие, праведность и сердечная чистота, а также дар изгнания бесов и исцеления недугов. «В диаконах светило, и в трудолюбивцех образе, Мартирие, чистоты рачителю, дар имевый прогоняти от человек лукавыя духи и немощи целити». Память его совершается особо 25 октября/7 ноября, вероятно, ради тезоименитства его с св. мч. Мартирием († 355 г.), также 28 августа/10 сентября и во 2-ю Неделю Великого поста.

0

341

День памяти преподобного Марти́рия Печерского, затворника.

http://s3.uploads.ru/t/HETXY.png

В «Полном христианском месяцеслове» (Киев, 1875 г.) под 25-м числом октября сказано: «Преподобного Мартирия диакона и преподобного Мартирия, затворника Печерского». Но и о втором преподобном Мартирии не сохранилось никаких сведений. Оба стяжали нетление и покоятся в Феодосиевых пещерах в Киеве. Память прп. Мартирия затворника совершается 28 августа/10 сентября совместно с преподобными Дальних пещер, а 25 октября/7 ноября память его положена ради тезоименитства его с св. мучеником Мартирием.

0

342

День памяти мучеников Маркиа́на и Марти́рия.

http://s5.uploads.ru/t/brXVv.png
http://s7.uploads.ru/t/KaYln.jpg
http://s9.uploads.ru/t/8K5SH.png

Святые мученики Маркиан и Мартирий служили в Константинопольском соборе. Маркиан был чтецом, а Мартирий иподиаконом; оба они несли также послушание в качестве нотариев, то есть секретарей, патриарха Павла Исповедника (память 6 ноября). Еретики-ариане изгнали и тайно казнили праведного патриарха Павла, а кафедра его была передана еретику Македонию. Еретики пытались привлечь святых Маркиана и Мартирия на свою сторону лестью, предлагали золото, обещали архиерейские кафедры. Но все усилия ариан были тщетны.
Тогда нечестивцы угрожали опорочить их перед императором, запугивали пытками и смертью. Но святые твердо исповедовали Православие, завещанное отцами Церкви. Маркиан и Мартирий были приговорены к смерти. Перед смертью мученики вознесли ко Господу горячую молитву: «Господи Боже, создавший невидимо сердца наши, устрояющий все дела наши, приими с миром души рабов Твоих, ибо мы умерщвляемся за Тебя и вменились как овцы заколения (Пс.32,15, 43,23). Мы радуемся, что такой смертью исходим из сей жизни ради Твоего Имени. Сподоби же нас быть причастниками вечной жизни у Тебя, Источника жизни». После молитвы мученики с тихой радостью преклонили главу под меч нечестивых († около 355 года). Святые тела их были благоговейно погребены православными христианами. Позднее по указанию святого епископа Иоанна Златоуста мощи святых мучеников были перенесены в специально построенную церковь. От многих недугов исцелялись здесь верующие по молитвам святых, во славу Единой Живоначальной Троицы.

0

343

День памяти мученика Анаста́сия Аквилейского, Салонского.

http://sh.uploads.ru/t/hyn2Q.jpg

Святой мученик Анастасий жил в III веке в городе Аквилее (Северная Италия). За миссионерскую деятельность в городе Салоне (Далмация) он был схвачен и приведен к судье. Отважно и без колебаний исповедал мученик Анастасий Христа Истинным Богом и Творцом всей твари. Решением суда он был приговорен к смертной казни. Тело святого Анастасия язычники бросили в море. Праведная христианка, богатая матрона Аскалопия обрела тело мученика Анастасия и с почестями погребла в своей домашней церкви. Мощи святого мученика ознаменовались многими чудесами.

0

344

День памяти праведной Тави́фы Иоппийской.

http://s9.uploads.ru/t/vAZxp.png
http://s9.uploads.ru/t/9OHeN.jpg

Святая праведная Тавифа (I), женщина добродетельная и милосердная, принадлежала к христианской общине в Иоппии. Случилось так, что она, тяжело заболев, умерла. В то время недалеко от Иоппии, в Лидде, проповедовал святой апостол Петр. К нему были посланы гонцы с убедительной просьбой о помощи. Когда апостол пришел в Иоппию, праведная Тавифа была уже мертва. Преклонив колена, первоверховный апостол сотворил горячую молитву ко Господу. Затем подошел к одру и воззвал: «Тавифа, встань!» Она поднялась совершенно здоровой (Деян.9:36).

0

345

8 ноября.

День памяти великомученика Дими́трия Солунского (Фессалоникийского), Мироточивого.

http://s9.uploads.ru/t/1hZQ9.jpg
http://s3.uploads.ru/t/ZKMRW.png

Родители, тайные христиане, крестили Димитрия и наставили в вере. Отец его, римский проконсул, умер, когда Димитрий достиг совершеннолетия. Император Максимиан Галерий, вступивший на престол в 305 году, назначил Димитрия на место отца властителем и воеводой Фессалонийской области. Главной обязанностью Димитрия было защищать свою область от внешних врагов, но император потребовал от него также, чтобы он истреблял христиан. Димитрий вместо этого стал искоренять языческие обычаи, а язычников обращать к Христовой вере.
Конечно, императору вскоре донесли, что проконсул Димитрий – христианин. Возвращаясь из похода против сарматов (племен, населявших причерноморские степи), Максимиан остановился в Солуни. Готовясь к смерти, Димитрий раздал свое имущество бедным, а сам предался молитве и посту. Император заключил проконсула в темницу и стал развлекать себя и жителей Солуни гладиаторскими сражениями в цирке. Христиан разыскивали и тащили на арену. Известный среди гладиаторов задорный Лий легко одолевал кротких христиан в сражении и при ликовании озверевшей толпы сбрасывал их на копья воинов.
Юноша Нестор, из христиан, навестил Димитрия в темнице, и Димитрий благословил его на единоборство с Лием. Укрепляемый Богом, Нестор одолел гордого гладиатора и бросил его на копья воинов. Нестора должны были наградить как победителя, но вместо этого его казнили как христианина.
По приказу императора темничная стража пронзила Димитрия копьями в 306 году. Тело великомученика Димитрия выбросили на съедение зверям, но солуняне тайно предали его земле. Слуга Димитрия Лупп взял кровавую ризу и перстень мученика и начал ими исцелять недужных. Его тоже казнили. В правление императора Константина Великого (324–337 гг.) над могилой великомученика Димитрия воздвигли храм, а через сто лет были обретены его нетленные мощи. При гробе великомученика Димитрия совершались чудеса и исцеления. В правление императора Маврикия авары, жившие на Дону, осадили город Солунь. Святой Димитрий явился на городской стене, и 100-тысячное войско осаждавших обратилось в бегство. В другой раз святой спас город от голода. Житие святого Димитрия повествует, что он освобождал пленных от ига неверных и помогал им достигнуть Солуни.
С VII века при раке святого Димитрия начало истекать благовонное и чудотворное миро, о чем писали современники. В XIV веке Димитрий Хризолог писал о нем: миро «по свойству своему не вода, но гуще ее и не похоже ни на одно из известных нам веществ... Оно удивительнее всех благовоний не только искусственных, но и по естеству созданных Богом». По этой причине великомученика Димитрия наименовали Мироточивым.

0

346

День памяти преподобного Фео́фила Печерского, Новгородского, архиепископа.

http://s3.uploads.ru/t/A5BSb.png

Святитель Феофил, архиепископ Новгородский, был избран по жребию после смерти святителя Ионы († 1471; память 5 ноября) и возведен в сан архиепископа Новгородского 15 декабря 1472 года в Москве. До возведения в сан архиепископа он подвизался ризничим в Отенской пустыни. Трудный жребий выпал на долю святителя по управлению новгородской паствой: посадница Марфа Борецкая и ее приверженцы вооружали и возмущали народ против великого Московского князя Иоанна III, а монах Пимен, сторонник Борецких, разжигал в пастве ненависть к архиепископу. Некоторые из новгородцев склонялись перейти на сторону Литвы, изменив Московскому князю, и готовы были пойти на вероотступничество. Святитель Феофил останавливал мятежных новгородцев: «Не изменяйте православию, или не буду пастырем отступников, уйду назад в смиренную келлию, откуда извлекли вы меня на позорище мятежа». Сохранилась отреченная грамота святителя, написанная в 1479 году. Однако ослепленный народ не внимал словам пастыря: между Новгородом и Москвой разгорелась междоусобная война. Разбитые новгородцы вынуждены были просить пощады, и многие из них обязаны жизнью заступничеству святителя. В 1480 году святитель Феофил был отправлен Иоанном III на заточение в Московский Чудов монастырь и «сидел полтретья лето, ту и преставися». По преданию, когда святитель Феофил лежал больной в Чудовом монастыре, во сне явился к нему Новгородский святитель Нифонт (†1156; память 8 апреля), похороненный в пещерах преподобного Антония Печерского, и напомнил об обещании поклониться Печерским чудотворцам. Святой архиепископ отправился в Киев и уже приближался к Днепру, как болезнь его усилилась, и он получил откровение, что хотя не дойдет живым до пещер, но тело его упокоится в них. Это исполнилось.
Память его совершается также с Собором Дальних пещер 28 августа и во 2-ю Неделю Великого поста, с общим Собором Киево-Печерских отцов.

0

347

Воспоминание великого и страшного трясения (землетрясения), бывшего в Царьграде (740).

В 740 году Константинополь и многие города Византийской империи поразило страшное землетрясение. В столице рухнула часть башен Феодосиевой стены, разрушены были многие здания. Это было знамением конца царствования гонителя православных святынь иконоборческого императора Льва III Исавра, умершего через несколько месяцев после этого события.
В память избавления от этого бедствия были составлены тропарь и кондак, установлено общецерковное молитвенное вспоминание.

0

348

9 ноября.

День памяти мученика Не́стора Солунского (Фессалоникийского).

http://sh.uploads.ru/t/k9m4F.png
http://sh.uploads.ru/t/JTg1Q.png

Юноша Нестор был учеником святого Димитрия Солунского, приходивший в тюрьму слушать его наставления. По случаю императорского прибытия в Солуни происходили гладиаторские игры. Некий германец Лий, любимый силач императора, одолевал всех и сбрасывал с помоста на острые копья. Нестор, видя, как Лий убивал христиан, решился вступить в борьбу с ним и пошел к Димитрию в темницу просить его молитвы и благословения. Святый осенил его крестным знамением и сказал: «Лия победишь и сам постраждешь за Христа!» Укрепленный всемогущей силой Божией, юноша-христианин, к посрамлению язычников, победил Лия и сбросил его с помоста на копья. Взбешенный император, узнав, что Нестор – христианин и ученик святого Димитрия, повелел немедленно казнить святого, который был тотчас обезглавлен.

0

349

День памяти преподобного Не́стора Летописца, Печерского.

http://sh.uploads.ru/t/hEc9C.png

Преподобный Нестор Летописец родился в 50-х годах XI века в Киеве, 17-ти лет поступил в Киево-Печерскую обитель. Был послушником преподобного Феодосия. Постриг принял от игумена Стефана, преемника Феодосия. Чистотою жизни, молитвою и послушанием юный подвижник скоро превзошел даже известных печерских старцев. Был посвящен во иеродиакона. О его высокой духовной жизни говорит то, что он в числе других преподобных отцов участвовал в изгнании беса из Никиты Затворника, впоследствии Новгородского святителя (память 31 января), прельщенного в иудейское мудрствование. Преподобный Нестор является составителем первоначальной истории нашего Отечества, или летописи, где он излагает по годам сказание о начале Русской земли и последующих событиях ее истории до 1100 года. Кроме того, им написано житие святых князей Бориса и Глеба, «Сказание о первых печерских подвижниках» и проч.
Нестор достиг глубокой старости и мирно скончался около 1114 года.

0

350

День памяти преподобного Не́стора Печерского, Некнижного.

http://s9.uploads.ru/t/LZeri.png

Преподобный Нестор Некнижный, именуемый так в отличие от преподобного Нестора Летописца, подвизался в Дальних пещерах. Оставивши мир и мирские заботы, Нестор Некнижный так усердно служил Господу, что, слушая богослужения, никогда не воздремал, а, молясь, всегда старался мыслить только о Боге и о том, что устами произносил пред Богом. Память его совершается 27 октября/9 ноября, вероятно, ради тезоименитства с мучеником Нестором Солунским († 306).
Не лишен интереса рассказ архиепископа Воронежского Антония о посещении императором Александром I Киевских пещер. В 1816 году, 9 сентября, император посетил Лавру. Архимандрит Антоний, как состоявший тогда в должности наместника Лавры, сопровождал государя при обозрении им пещер как Ближних, так и Дальних. Наместник в кратких словах рассказал государю императору об именах и жизни преподобных, к коим с благоговением он прикладывался. При приближении к мощам сего св. Нестора архимандрит Антоний сказал: «Здесь почивают преподобный Нестор Некнижный». Государь в ответ ему: «Как это преподобный Нестор Некнижный? Там (т. е. в Ближних пещерах) был Летописец, отец истории... Некнижный, значит, не знал грамоты?» «Так, Ваше величество, – отвечал архимандрит Антоний, – он не умел читать. Но слово Божие, вразумляющее человеков, научило его мудрости не земной, но вышней, и он при молитвах своих сподобился видеть Ангелов и предузнал свою кончину». В это время государь, обращаясь к князю Волконскому, сказал: «Угодник Божий не имел суетного просвещения, но чистое сердце и живую веру. Слушая слово Божие, он исполнял его самым делом. Пламенная молитва растворяла ему небеса и, блаженный, он видел небожителей». Тут государь, осенивши себя крестным знамением, сделал земной поклон, произнесши: «Преподобный отче Несторе Некнижный! Моли Бога о нас», – потом приложился к его руке. (Н. Севастьянова. Жизнь преосвященного Антония, архиепископа Воронежского).
Имя преподобного Нестора Некнижного упоминается в общей службе преподобным Дальних пещер: «Слово Божие, вразумляющее человеки, не книжныя мудрости научи тя, Несторе святе, но вышния; ею же зрел еси при молитве Ангелы, и кончину свою предвидел еси, тоя и нас причастники сотвори, молим тя, память твою почитающе». Память его совершается также с Собором отцов Дальних пещер 28 августа/10 сентября, и в 3-ю Неделю Великого поста.

0

351

Обретение мощей благоверного князя Андре́я Смоленского, Переяславского.

http://s7.uploads.ru/t/B75rS.png
http://s9.uploads.ru/t/708gm.png

Зависть и крамолы против Андрея его родичей-князей, столь обычные на Руси в древнее время, не заставили князя защищать свои права и власть также крамолой; он не поднял и открытой борьбы – не взялся за оружие, что так часто бывало в подобных случаях. Кроткий князь отказался от своего удела, бросил все свое достояние и скрылся из отечественного города. Бедным странником святой Андрей явился в город Переяславль-Залесский (около 1360 года) и поселился при церкви святого Николая Чудотворца у городских ворот. Некоторое время спустя смоленский князь был принят пономарем к этой церкви и в такой скромной должности подвизался тридцать лет, скрывая от всех свое знатное происхождение. Сказания не описывают подвиги святого князя-пономаря, но уж одно это разве не великий подвиг – оставить княжение, семью, родной город и сделаться пономарем при бедной церкви чужого города? Когда святой Андрей преставился (около 1390 года), на его теле нашли золотую цепь и перстень – знаки княжеского достоинства, тяжелые железные вериги – знак его подвижничества, а также малую хартию, на которой рукою почившего было написано: «Аз есмь Андрей, един от смоленских князей. Зависти ради и крамолы от братий моих оставих княжение мое и дом и прочее».
Бедного пономаря похоронили при Никольской церкви, при которой он проходил свое скромное служение, причем его тело обернули берестой.
Много лет прошло с тех пор, но жители Переяславля помнили о подвижнике-пономаре. Скоро после кончины начали почитать его святым и праздновать память в день преставления – 27 октября; написали его образ; составили службу – особые стихиры и канон. Но потом, около половины XVI столетия, празднование памяти святого Андрея почему-то прекратилось, и о подвижнике стали забывать. В то время в Переяславле-3алесском подвизался преподобный Даниил, уроженец этого города, который, вероятно, хорошо знал устные предания о святом Андрее и посещал храм, при котором угодник служил пономарем, и его могилу, видел его образ и вериги. Преподобный решил содействовать прославлению святого князя Андрея.
В последний год жизни преподобному Даниилу случилось быть в Москве по делам своей обители. Он просил у малолетнего государя Иоанна Васильевича IV, своего крестного сына, и у митрополита Иоасафа (1539–1542) средств на постройку обветшавших церквей города Переяславля во имя Иоанна Предтечи (у западных городских ворот) и во имя святителя Николая. Затем преподобный рассказал царю и митрополиту, что при Никольском храме лежат мощи святого Андрея, князя Смоленского, и просил дозволения освидетельствовать их. Он передал те устные рассказы, которые ходили в Переяславле о святом угоднике, упомянул о том, что ранее память его в Никольской церкви праздновалась ежегодно, указывал на службу святому и его образ и горько жаловался на то, что жители Переяславля перестали вспоминать о святом угоднике Божием. «Для того возвестил я все это державе твоей, государь, – говорил преподобный, – чтобы не пришел в забвение такой святой. Боюсь, чтобы за молчание свое я не был повинен осуждению».
Государь отпустил средства из своей казны на постройку новых храмов на место обветшавших и вместе с митрополитом разрешил преподобному Даниилу и местному духовенству раскопать могилу святого Андрея и осмотреть его мощи, лежащие в земле. Когда преподобный, возвратившись в Переяславль, возвестил об этой милости, все так обрадовались, что хотели звоном собирать народ на торжество открытия мощей. Но один священник заметил: «Если Богу будет угодно явить мощи раба Своего, то без звона совершим молебствие и пойдем к могиле угодника. Тогда станет ясно, угодно ли это дело Богу и самому святому».
Так и поступили. Отпели молебен и, разобрав надгробие, раскопали могилу. Оказалось, что хотя тление и коснулось мощей святого, однако тело было цело; составы не отделились один от другого. Несмотря на то, что о торжестве не извещали нарочно, на него собралось множество народа. И когда святые мощи ископали и отгребли с них истлевшую бересту, многие недужные брали ее кусочки и получали исцеление. Освидетельствовав мощи святого князя Андрея и не вынимая их из земли, преподобный Даниил послал донесение царю и митрополиту. Из Москвы для официального освидетельствования мощей были присланы архимандрит Чудовского монастыря Иона и протопоп Успенского собора Гурий. Когда они осмотрели мощи святого угодника Божия, Иона спросил преподобного Даниила: «Зачем ты свидетельствовал сии мощи? Кто повелел тебе это?»
Преподобный был сильно огорчен укоризненными словами Ионы. Он заплакал и говорил, что поступил не самовольно, а с дозволения царя и митрополита, которые приказали ему освидетельствовать мощи святого Андрея; указал на его образ; сослался на службу святому. Наконец он представил трех человек, которые получили исцеление от недугов при открытии мощей: управитель царских сел Иоанн Оклячеев сказал, что он исцелился от долголетней головной болезни после прикосновения к мощам святого князя; одна женщина из Переяславля рассказала, что три года она страдала тяжелой болезнью горла, не могла выговорить слова, но когда при открытии мощей святого Андрея она взяла кусочек бересты и проглотила его, тотчас почувствовала облегчение и стала говорить; другая женщина также при помощи бересты от мощей святого исцелилась от продолжительной глазной болезни.
Но ни доводы преподобного Даниила, ни засвидетельствованные чудеса святого князя Андрея не убедили Иону и Гурия. Иона обратился к преподобному с такими словами: «Преосвященный митрополит ничего не сказал мне о святых мощах и не дал никакого приказания».
Это значило, что митрополит Иоасаф оставил дело на решение самих Ионы и Гурия, а они считали недостаточно ясными свидетельства о святости князя Андрея и отказывались прославить угодника Божия церковным празднованием. Преподобный Даниил сильно огорчился решением митрополита и посланных им следователей и предсказал, что за неверие в святость угодника Божия всех троих постигнут скорби: митрополит скоро будет свержен с престола, Ионе предсказал разные несчастья, Гурию – лишение любимого сына. Сначала они смутились, услышав грозные предсказания подвижника, потом сказали, что от старости он лишился смысла (в то время преподобному было 80 лет) и говорит неподобное. Однако пророчество преподобного Данииила точно сбылось.
Заботы подвижника о прославлении святого князя Андрея не пропали напрасно. С того времени воспоминание о святом князе снова ожило в Переяславле-Залесском, и память его начали праздновать местно. Указом Святейшего Синода 1749 года местное празднование благоверному князю Андрею было утверждено; указом предписывалось: на всех службах в церквях города Переяславля поминать святого князя Андрея рядом с именами других угодников Переяславских.
Чудеса при его гробе продолжили совершаться. Так, во время одного пожара деревянная церковь святителя Николая сгорела дотла, но гроб святого князя, его образ, стоявший над гробом, пелена и икона Богоматери на гробе остались целы и невредимы.
В настоящее время святые мощи благоверного князя Андрея почивают под спудом в церкви святителя Николая.

0

352

День памяти мучениц Капитоли́ны и Еротии́ды.

http://sg.uploads.ru/t/FbU4a.png

Св. Капитолина, происходившая из богатого и знатного рода, все свое имущество раздала нищим, а рабов отпустила на свободу. Как христианка, она была схвачена и заключена в темницу. За отказ принести жертву идолам святая была усечена мечом.
Ее служанка Еротиида была избита палками за то, что бросила, заступаясь за госпожу, в правителя камнем. Оставшись после истязания невредимой, она также была усечена мечом. Святые мученицы пострадали в 304 г.

0

353

10 ноября.

День памяти великомученицы Параске́вы Пятницы.

http://s7.uploads.ru/t/dbTQU.png

Великомученица Параскева родилась в городе Иконии в Малой Азии. Родители ее особо чтили пятницу, когда на Кресте пострадал Господь Иисус Христос. В честь этого дня они и дочь свою назвали Пятницей (по-гречески Параскева).
Она рано осиротела. Достигнув совершеннолетнего возраста, Параскева приняла обет девства и заботилась о распространении веры Христовой среди язычников.
В 300 году пришел в город военачальник императора Диоклетиана, которому было поручено истребить христиан. Параскева отказалась принести жертву идолам и за это была подвергнута истязаниям. Ее повесили на дереве и терзали тело железными гвоздями и потом изъязвленную до костей и едва живую бросили в темницу. Бог не оставил святую страдалицу и чудесно исцелил ее. Злобный мучитель не вразумился этим чудом и продолжал истязать святую Параскеву, приказав повесить на дереве и жечь факелами. Наконец ей отсекли мечом голову. Христиане похоронили тело святой Параскевы. От мощей великомученицы подавались исцеления болящим.
У православных христиан святая Параскева (Пятница, или Петка) издревле пользовалась особой любовью. Ей посвящали храмы и придорожные часовни (Пятницы); считали ее за покровительницу полей и скота. В день ее памяти русские люди приносили в храм плоды для освящения. Святая Параскева считается целительницей душевных и телесных недугов, хранительницей семейного благополучия и счастья. Изображают ее на иконах суровой подвижницей, высокой, с лучезарным венцом на голове.

0

354

День памяти мученика Тере́нтия и мученицы Неони́ллы и чад их: мучеников Сарви́ла, Фота, Феоду́ла, Иера́кса, Нита, Вила и мученицы Евни́кии.

http://s3.uploads.ru/t/Zl9B1.jpg

в изложении свт. Димитрия Ростовского
Блаженный Терентий, благочестивый христианин, сочетался законным браком с единоверною Неониллою, и от сего брака родились у них семь детей: Савил, Фот, Феодул, Иеракс, Нит, Вил и Евникия, коих они воспитали в благочестии. Когда дети вместе с родителями были схвачены нечестивыми, и представлены на беззаконное судилище, то ясно исповедовали Христа и хулили идолов. За то они были повешены и мучимы строганием, причем раны их поливали крепким уксусом и прижигали огнем. Святые же с усердием молились и утешали друг друга. Бог не презрел их моления и послал святых Своих ангелов, которые освободили их от оков и подали исцеление их язвам. Видя святых внезапно освобожденными от оков и исцелившимися от ран, нечестивые ужасались. После сего святые были брошены на съедение зверям, но не испытали никакого зла, ибо звери, по Божию повелению, были кротки как овцы. Тогда они были брошены в котел с кипящею смолою, но тотчас огонь угас и котел охладился, а смола стала похожа на холодную воду. Видя, что муки вовсе не наносят вреда святым, злочестивые мучители мечом отсекли им головы.

0

355

День памяти преподобного Стефа́на Савваита, творца канонов.

http://sh.uploads.ru/t/PoZx3.jpg

Преподобный Стефан Савваит, творец церковных канонов, подвизался в лавре святого Саввы в Палестине в IХ веке.

0

356

День памяти святителя Арсе́ния I, архиепископа Сербского.

http://s3.uploads.ru/t/EUISc.png

После святого Саввы архиепископом Сербским стал святой Арсений. О нем, христолюбивый читатель, нам предстоит много рассказать, ибо в житии его немало чудес. Я, смиренный и недостойный раб Твой, Спасе Христе, молю Твое человеколюбие, да по молитвам святого отца нашего Арсения пошлешь мне благодать Святого Духа, дабы достойно восхвалить его жизнь. Он, украсившись учением евангельским, был вознесен до небес и ныне освещает соборы православных благодатью Святого Духа. Во блаженном упокоении своем он унаследовал вечную жизнь в Пресвятой Троице с праведниками, которые с древних времен служили Богу. С ранних лет благодать Духа Святого почивала на нем и сулила в будущем нетленные блага в жизни вечной. Надеясь на Господа, прилепившись к Нему всем своим глубоким разумом и великодушным сердцем, он стал хранителем Закона Божиего и учителем благочестия, совершая чудеса милостью возлюбившего его Христа, прославившего святого в безконечные веки. Как же, видя столь великую благодать Божию, почивающую на нем, не рассказать нам с похвалами о его житии, исполненном любви к Богу?!
Мой святой господин! Я смиренно пытаюсь возвестить о делах жизни твоей и нахожусь в недоумении, из-за безчисленных чудес твоих как бы плавая мыслями во многих речных струях и не зная, откуда начать. Но, надеясь на твои богоугодные молитвы, начну, веруя, что ты направишь меня в нужную сторону невыразимой благодатью, дарованной тебе свыше Богом. Итак, начнем о Господе повесть о чудесных делах твоей жизни, столь драгоценных для благочестивых слушателей. Блаженный отец наш и учитель, святый Христов Арсений был рожден в земле Сремской. Его родители были правыми в вере и добродетельными людьми. Святой Арсений еще в материнской утробе был осенен Духом Святым и с детства являлся чистой и непорочной жертвой Богу, никогда не предаваясь славе и мирской суете. Божественный всемудрый свет осиял его сердце, и он прозрел умными очами сердечными, что этот мир с его мятежной пустой славой преходящ и здесь лишь печаль, ропот и скорбь; всем же праведникам, возлюбившим Господа, уготована жизнь вечная и радость безкрайняя. Уразумев это, он мудро позаботился о душе своей, отрекся от всей красоты и удовольствий этой временной жизни, оставил отца и матерь, братьев и сестер, родных и друзей, оставил дом, богатство – весь мир оставил и с детства стяжал Ангельскую чистоту души. В сладость ему были слова Господни: «Кто не оставит отца или матерь, поля и дома ради имени Моего, не может быть Моим учеником; кто любит отца, или матерь более Меня, не достоин Меня» (См.: Мф.19,29; Лк.14,26). Веруя слову Божиему, он в твердом разуме и с нелицемерной любовию ко Господу устремился по узкому пути, ведущему в Царствие Небесное, цветя невинностью, препоясавшись молитвою и постом, так что уневестился Христу, как об этом говорит пророк Давид: Благо мне есть прилепиться ко Господу, и на Него возложу упование мое. А Господь сказал: Кто любит Меня, того и Я возлюблю, и явлюсь ему и поселюсь в нем и он будет мне сын, а я буду ему Отец.
Возжелал того и сей блаженный муж, от детства возлюбив жизнь монашескую, разгораясь Духом Святым и непрестанно молясь Господу, чтобы удостоил его чина монашеского, чего и достиг по воле Божией. Став монахом, он начал утверждаться в великих добродетелях, оставшись в них верен и неизменен, так что ничего худого и злого не приобрел. По виду он был Ангел и по разуму, по делам своим – воистину святой муж, с верою, надеждою и любовию не разлученный. О всех его добрых делах и мудрых советах и писаниях душеспасительных не в силах я рассказать достойно.
В то время был святой Савва первым архиепископом Сербской земли, по завету Отца Небесного правя народом Божиим по заповедям апостолов и святых отцов, – так во дни сего святого мужа в отечестве нашем просияла вера правая и совершенная. Банею водною Крещения он омыл народы, некогда жившие во тьме греховной, все обновляя верой, и соделал их сынами света, возвестив прощение грехов.
О сем преосвященном слышал и святой Арсений. Убедившись твердо в святости его жизни, в том, как святой Савва силою Божией проповедует покаяние, вводит человеколюбие, учит мудрости, просвещает всех приходящих к нему, он исполнился несказанной радости и решился безотлагательно пойти к светильнику Церкви, который тогда светил из своей архиепископии в месте, называемом Жича.
Когда он пришел в монастырь, то нашел там одного из монахов, которого и упросил доложить о нем святому Савве, все рассказав о себе: и откуда он, и какова цель его прихода. Передано было о нем святому, который повелел привести пришельца к себе. Когда тот вошел, то первосвятитель Сербский, имея в себе великую благодать Духа Святого, прозрел своим прозорливым взором все способности и добродетели его сердца. Потому принял его с любовью и поучал об узком и тесном пути, которым следует идти в мире этом, дабы войти в небесные обители Царства Божиего с жизнью вечной. Этим путем шел и сам святой Савва. Потом начал он спрашивать пришедшего: «Для чего ты пришел сюда?» И сей блаженный отвечал ему: «Я слышал о добрых делах твоей светлости, что принимаешь всякого пришедшего к тебе и всем даешь богоразумное поучение. Для того и я обратился к святой твоей милости, надеясь, что примешь меня». Услышав это, святой Савва с благодарностью принял его и благословил работать в монастыре вместе с братией – да будет искусен во всяком деле, и тогда уже доверит ему большее, что впоследствии и исполнилось.
Действом Святого Духа Савва возвел его к свету Божественного разума и подобно медоточивому источнику напоил его сердце непрестанными поучениями. С самого начала блаженный господин мой Арсений принял смиренномудрие и послушание и с этим жил среди братии. Ища помощи Всевышнего, во всяком послушании он превосходил всех, молился неустанно, никогда не нарушал устав и правило церковное, никогда не опаздывал на богослужение. Видел он постоянно невыразимые подвиги и труды своего учителя – святого Саввы и подражал ему с ревностью, с великим смирением и кротостью живя в доме Божием. Он ограничивал себя и в хлебе, и в воде, и даже то принимал в строго определенное время и никогда не давал телу своему достаточно сна и покоя. Возжелав войти в Царство Божие как истинный гражданин Небесного Иерусалима, он говорил себе: «Ох! убогая и грехолюбивая душа моя! Подвизайся, чтобы угодить Господу! Ведь знаешь, что твое время исчезает в суете и ждут тебя лютые муки, а ты все еще не готова! Неужели не знаешь, что ты сама себя продала Господу, ведь ценою Его Честной Крови ты искуплена от законного проклятия! Возжелай же соединиться с безконечно прекрасным Богом, для чего подвизайся и сверши, что должно, следуя за Ним, работая только для Него. Слушай богоотца и пророка Давида, который говорит: Милость Твоя превыше жизни моей» (Пс.22,6). Так святой Арсений блаженно и непорочно пребывал в законе Господнем, в посте и слезах стяжав силу духовную, ревностно исполняя каждое послушание, так что в скором времени его житие превзошло житие всех монахов этого монастыря.
Святой Савва, видя благодать, которую он стяжал, и подвиги, радовался о нем и молился Богу, чтобы Всевышний еще более утвердил его в добродетели, и начал постоянно проверять, искушать своего ученика, дабы увидеть, как он себя поведет. Не один раз, когда братия собирались на трапезу во время обеда или ужина и когда блаженный Арсений был с ними, он вместо питья находил уксус, а вместо хорошей еды малопригодную. Но святой никогда не возмущался, а с благодарностью все принимал как должное. Он и не желал никогда есть вкусную и приятную пищу, но говорил словами Давидовыми: Увяло сердце мое, как трава, ибо забыл есть хлеб мой и питье мое со слезами (см.: Пс.101,10-12). Чудесное смотрение Божие о нем продолжалось изо дня в день, и благодать все более преображала его, чтобы он обогатился Божественным разумом и украсился Небесной славой. Видя эту великую благодать Божию, святой Савва взял блаженного в свою келлию, чтобы он всегда находился рядом и, подвизаясь, достиг еще большего духовного совершенства. Блаженный Арсений, как истинный ученик Христов, имея разум, от ранней юности слушался слов Божиих, а ныне и святой Савва стал его учителем. Потому, упиваясь сладостными поучениями отца духовного, расцветала его боголюбивая душа в келлии святого Саввы подвигами и добродетелями. Всех других монахов превзошел трудами своими избранник Божий, и Всеведущий Бог за его служение в вере и чистоте даровал ему свет истины Своей, стремление к славе небесной, к житию праведников и подвижников, что и сбылось вскоре. Взяв подвиг выше сил своих, превозмогая голод и жажду, молясь днем и ночью по уставу, он забыл свои первые труды перед новыми, ибо они далеко превосходили их.
По прошествии некоторого времени святой Савва решил доверить ему храм Божий, видя, что он достоин этого высокого служения. Призвав его к себе и дав мудрое поучение, объяснив все уставы церковные, он захотел ввести его в совершенство во всем: дал ключи церковные из рук своих с благословением: «Иди, чадо с миром, наслаждайся безконечного веселия в Боге и приучи ум свой к покаянию, украшайся добрыми делами, вооружаясь постом против врага невидимого до конца дней твоих. Да не погибнет сокровище души твоей – бойся Владыку, сотворившего тебя, чтобы не постыдиться в день Его славного Второго Пришествия. Пусть же всемогущая десница Вседержителя укрепит тебя на пути сем в воле Его».
Благословив его таковыми словами, преосвященный поручил ему все дела и потребы церковные. Приняв эту власть от преосвященного, его молитвами с помощью Божией, он не только не бросил подвижничества своего, но напротив – стал подвизаться еще более. Сбылись на нем слова Христовы: «Дух Господень дышит, где хочет» (см. Ин.3,15), и дыхание Духа Божиего сделало все возможным для блаженного Арсения, так что многие удивлялись, говоря: «Откуда у него такая мудрость, разум несказанный? Как он учит нас всему и по его словам все претворяется во благо?» Не знали они, что все это от благодати Божией, обильно излившейся на святого Арсения и изумившей его неизреченными чудесами по богоотцу Давиду, говорящему: Святым, сущим на земле Его, сотвори чудно Господь Свою волю в них. Его благодатная душа явила себя украшением святого храма Божиего, ибо он заботился о храме как о своей собственной душе, никогда не нарушая предания и устава церковного, но еще более их утвердив. Смирялся же он все более, совершая любую работу и распиная тело свое, дабы мысли не обращались к суете земной чести и славы. Молился блаженный: «Господи, да не возгордится сердце мое, да не возносится, да не возвеличится надо мною!»
Так, процветая смирением, управлял блаженный храмом Божиим, а преосвященный Савва всегда стоял в церкви на таком месте, откуда мог все хорошо видеть. И видел преосвященный, что Арсений делает все как следует и преуспевает все более, считая весь великий труд свой за радость. Видя, что он подвизается все более и более, святой Савва поставил его екклесиархом великой соборной церкви архиепископии Сербской в монастыре Жича, дав все в монастыре под власть его, заповедав не оставлять заботы о Божией Церкви, которая является матерью многим церквам.
Увидел богоизбранный Арсений, что объяла его милость Божия, что возвысила его и поставила рядом с блаженными отцами, и тогда еще более усилил свой подвиг молитвенный, молясь и день, и ночь. Увеличив молитвенное правило свое, он никогда не оставлял его, взыскав Христа. Видя, что он исполняет заповеди Господни, восхваляли его люди, ибо всякое дело удавалось ему. Так начала разноситься слава его богоугодного жития, и возлюбили блаженного Арсения и краль, и вельможи, слыша о многих добрых делах его. И преосвященный Савва еще более возлюбил сего святого мужа, оказывая ему многую честь. А святой Арсений, как и во дни юности своей, не предал сердце свое чести и славе земной, будучи чужд всему суетному, по заповеди Христовой апостолам: не берите с собой ни злата, ни серебра. Так поступал и сей блаженный, явившись в последние времена на земле как новый апостол Христов. Видишь, любезный читатель, что тем, кто любит Бога, все обращается во благо, как это произошло и с сим блаженным мужем. Благодать Божия всегда приходит вовремя, быстро приводя таковых людей к величайшей чести и славе.
Преосвященный отец наш Савва, живя жизнью безтелесного Ангела, истинный проповедник благочестия и учитель истины, отрекшись от мира, возжелал посетить святые места, чтобы видеть благую жизнь тех, кто посвятил себя Господу. И стал он тогда размышлять в себе, что необходимо на престоле архиепископии Сербской оставить вместо себя достойного мужа, который будет пастырем и учителем. Много же размышляя об этом, святой Савва не нашел другого мужа, кроме сего блаженного Арсения, которого научил всяческой добродетели.
Видя, что Арсений в силах быть истинным исполнителем воли Отца Небесного, исполняя все сказанное в Евангелии Христовом и приводя к этому народ, он призвал его и открыл мысль свою: «Возлюбленное мое во Христе чадо, Арсение! Выслушай разумно слова мои, ибо они не во вред душе твоей! Если их сохранишь в глубине души и они всегда будут в твоей памяти, то не бойся тогда искушений лукавого. Ты знаешь, возлюбленный ученик мой, что с тех пор, как ты пришел к нам по воле Божией, покинув родных и родину, не ослабла в тебе вера. Всему благому научился ты здесь и приучил сердце свое к добродетели, так что можешь во всем быть угоден Господу. Вот, знай теперь, что я устремляюсь на путь, который мне показал Господь, и не хочу разочароваться в тебе. Оставляю тебя вместо себя управителем святой веры и пастырем овец Христовых – чад отечества моего». Когда это услышал от преосвященного Арсений, то обуял его великий трепет, и, помыслив, что это лишь некое испытание, он долго не мог сказать ничего, ожидая новых слов от святого Саввы, но наконец, как бы воспрянув от сна, ответил: «Господин мой святый! Что это значит? Что такое ты говоришь? – не разумеет того ум мой!»
И снова преосвященный говорит ему: «Отбрось всякий страх, чадо, и послушай меня – я тебе говорю правду. Я отправляюсь в дорогу, как уже сказал тебе, и о тебе мне открыто, что ты будешь управителем этого святого престола, который мне даровал Господь». Блаженный же отвечал преосвященному: «Господин мой святый! Оставь меня, я грешен и недостоин такой участи. Но если такова воля твоя, то возьми меня с собой туда, куда идешь, ибо я не хочу расставаться с тобой, моим благодетелем и учителем». Преосвященный сказал: «Бог мне явил тебя достойным для всякого дела доброго, не упорствуй, не противься благодати Духа Святого, ибо недостойно бежать от исполнения заповеди Божией». Видя, что не может противиться повелению преосвященного, Арсений ответил: «Да будет воля Божия и твоей святости».
После этой беседы повелел святой отец наш Савва собраться в его славную архиепископию Жичу всем чадам державы его, от малого до великого. Когда же собрались все, то сказал им: «Чада мои возлюбленные, знайте, что я ухожу от вас, чтобы пойти неразвращенным путем моего благого Владыки Спасителя Христа, а вас поручаю Господу, оставляя вместо себя этого блаженного мужа, да будет вам учитель и наставник, который сможет заботиться о всех ваших немощах». И когда все чада отечества его услышали эти слова, то стали горько плакать, с великой скорбью стеная и восклицая: «О благой наставник и благодетель! Преосвященный отец наш Савва! Почему ты теперь покидаешь нас, пастырю добрый! Ты показал нам, детям твоим, истинный пример всех добродетелей, неустанно питая наши души словесами духовными и приводя нас на путь к жизни вечной. Не оставляй же нас теперь сиротами, любящих тебя! Кого мы найдем вместо тебя, чтобы был такой же, как ты?!» И многие другие жалостные слова говорили преосвященному, чтобы он отказался от намерения своего.
В то время был кралем племянник святого Саввы Радослав. Он также долго умолял святого не оставлять его. Но святой Савва, праведник и сын праведника, от юности посвятил себя Богу и всегда видел Его своими духовными очами. В этом он превзошел древних праведников, чьи изображения были на росписях стен. Все они видели Бога различно: Исайя – на престоле, Иезекииль – на животных, Даниил – на облаках, Навуходоносор – в печи огненной. Его принял Авраам в своем доме, а Иаков Его не отпустил, пока Он не дал благословения. Задняя Божия видел Моисей на горе. А преосвященный Савва видел Господа не в одном только видении, а постоянно и все яснее очами разума, по слову богоотца Давида: Вижу Господа передо мною непрестанно, он с десной моей стороны, чтобы я не поколебался. К Господу стремился святой Савва, не обращая внимания на земное и желая теперь уйти как можно скорее, дабы многими задержками не подавать повода к еще большей скорби у чад своего отечества.
В некий особый день преосвященный отец наш Савва отслужил Божественную литургию со всеми епископами, иереями и диаконами по чину соборной церкви великой архиепископии. Был тут и благоверный краль Радослав, и целый собор земли Сербской, и преподобный отец наш Арсений был здесь для посвящения. По Божией воле был он здесь поставлен архиепископом рукой преосвященного отца нашего Саввы, который сделал для его поставления все необходимое. После того он был возведен на святой и божественный престол святого Саввы, и все его единодушно прославили, говоря: «Арсению, преосвященному архиепископу всей Сербской земли, многая лета!»
Когда же закончено было богослужение, народ увидел воистину зрелище Божие: как господин оставляет свой престол и идет за Христом. Тогда горько заплакал народ из-за этого расставания. Но поскольку скорбь была безполезна, то народ ободрился и невольно начал радоваться. В тот день отец наш Савва сотворил великое торжество с кралем Радославом и со всем собором отечества своего. Раздал многие дары всечестным епископам, игуменам и всем вельможам благочестивого краля. В тот день вся человеческая природа, которая была здесь, возвеселилась духовно и телесно.
Святой Савва непрестанно поучал блаженного Арсения, пока еще оставался здесь, в доме Спасителя, в месте, называемом Жича, в божественных правилах закона и преданиях к его духовной пользе, говоря: «Брате и чадо мое возлюбленное! Следи за самим собой и за всем стадом, над которым тебя поставил Дух Святый пастырем и учителем, чтобы ты пас Церковь Божию, Которую Господь стяжал честною Своею Кровию. Ты знаешь, как я подвизался во время своей жизни и как трудился для Церкви Христовой. После того мне суждено теперь завершить все, как обещал Владыка не только мне одному, но и всем тем, кто возлюбил просвещение Его. Сейчас я не знаю, увидишь ли ты меня еще в этом смертном теле, потому с любовию сердечной напомнил тебе о всяком добром деле, что тебе на духовную пользу».
После этого преосвященный отец наш Савва подготовил все, что ему было необходимо в пути, а благоверный краль Радослав даровал преосвященному много добра, золото без числа и остальное, что было нужно, во множестве. Всегда горя любовью ко Христу, святый Савва отправился в путь из своей славной архиепископии, ведомый Духом Святым, даровав мир и благословение благоверному кралю и всей земле его державы. Провожаем детьми отечества своего, епископами и игуменами со многими слезами, он пришел в свою державу, в место, находящееся на берегу моря и называемое Старый Град. Здесь он хотел сесть в ладью и путешествовать далее по пучине морской.
Оставшись на несколько дней, пока не придет за ним ладья, он увидел потом, что все готово к отплытию, встал и пошел к морю. Множество народа собралось на берегу возле него, с печалью расставаясь со своим учителем и наставником. Видя, что они не хотят отпускать его, толпятся вокруг и причитают, он неожиданно быстро взошел в ладью и приказал отплыть на малое расстояние от берега. Так он уподобился Христу, который также, когда его теснил народ, вошел в ладью и начал с моря учить их, как об этом рассказывается в Евангелии. Также и преосвященный, стоя в ладье, утешал чад своих, даруя им мир и благословение. Особое благословение он дал кралю Радославу и преосвященному архиепископу Арсению, благословил землю отечества своего, помолясь об его укреплении. И другие многие духовные беседы и поучения он говорил детям своим, и, расставаясь с печалью, начал свой путь по морской пучине. С того времени много трудов и подвигов он совершил, посещая святые места, как об этом написано в его житии.
После этого господин мой преосвященный архиепископ Арсений начал пасти вверенное ему стадо, поучая мудрыми и благими словами: «Вы, друзья мои и чада возлюбленные о Господе! Помните, что мы – пришельцы на этой чужой земле, в которой малое время живем как смертные. Нас ожидает иная жизнь, а мы не готовы и не можем отвечать безсмертному Царю, который будет судить нас за все, что мы совершили: и явное, и тайное. Приближается конец жизни нашей, наши годы неустойчивы – ускользают как паутина и, как цветы и листва, увядают и пропадают. Не знаем мы, в какой день и час придут к нам посланные Им, говоря: «Встань! Зовет тебя!» Тогда уже не будет времени на покаяние!!!
Нет сейчас с нами нашего доброго наставника и учителя, который ушел от нас, но его поучения всегда с нами. Имея же мало времени, будем заботиться о душах наших и носить тяготы друг друга, имея одну общую волю, одно благочестивое желание, одну святую любовь! Если мы выполним поучения нашего дорогого учителя, то не будем отдалены от Царствия Небесного и с Господом пребудем в безконечные веки».
Преосвященный Арсений еще при жизни выглядел как Ангел Божий. За его великие труды и подвиги Господь его удостоил стать еще на земле Херувимом по природе души своей. О великой церкви, которую мы зовем дом Спасов, в великой архиепископии он заботился неустанно, украшая ее, подобно золоту, славословиями. Божественная благодать, о учитель, почивала на языке твоем, и из уст твоих, как животворная река из Едема, истекали богоразумные речи, напояющие и просвещающие сердца слушающих.
Многие цари соседних держав и богобоязненные люди в разных краях и землях слышали о его богоугодном и непорочном житии и, возлюбив святого, многие дары и подношения ему даровали. Если же кто говорил против него или досаждал и не просил сразу же прощения у святого, то наказывался безвременной смертью. Благодатью Божией, силою Святого Духа преосвященный Арсений многие годы провел в сане данного ему Богом архиерейства, со столь многими добродетелями, и подвигами, и трудами проводя жизнь свою, что невозможно в одной повести все это описать. Преблагой Бог захотел призвать к Себе святого от этих безчисленных трудов и тягот в вечную жизнь, в селения райские, где безконечно ликуют праведники. Приблизилось время, которое ожидает каждого из земнородных, время часа смертного. Преосвященный начал тяжко болеть, и болезнь эта продолжалась три года, особенно усилившись перед кончиной. Святой не мог служить Божественную литургию, не мог даже сам дойти до храма, но, хотя его тело было расслаблено тяжелой болезнью, он не оставлял исполнения уставов церковных и подвижничества, подвизаясь и в немощи телесной. Когда пришло время его преставления, он находился в месте, называемом Чрнча. Здесь его болезнь настолько усилилась, что он уразумел близость часа смертного и, горько плача, говорил: «Горе мне, сладчайший мой Иисусе, что я удалился от славы Твоей, не послушался Твоей Божественной заповеди! Живя в суете этого мира, я, обманувшись, потерял время, данное на покаяние! И вот хочет меня рассечь смерть, хочет погубить непотребное тело мое! Что мне делать, несчастному!? Кто меня избавит от лютого огня, который не гаснет во тьме кромешной, когда придет Господь судит мир?!» Призвав к себе чад духовных, которые находились здесь, святой сказал: «Приблизился конец жизни моей, возлюбленные! – сегодня или завтра мы расстанемся. Но возвеличите Господа со мною, да насладится душа моя о Господе, слыша божественные пения пред Творцом моим Христом. Я уже не буду вас больше видеть в этой жизни, и не будет у нас с вами больше духовных бесед здесь».
Услышав такие слова, дети духовные впали в великую скорбь и начали горько плакать, печально глядя на своего доброго пастыря и учителя, готовящегося предстать Богу, и, по повелению отца духовного, начали петь Богу хвалебные и благодарственные песнопения.
Бог безконечный и безначальный от юности избрал святого Арсения для великого служения и удостоил его еще в земной жизни встретиться со святыми и Ангелами. Перед его отшествием на небо Бог послал к нему Ангелов Своих в телесном облике, дабы они изрекли ему душеполезные слова, а он увидел это умными очами сердца и, поняв их приход, возрадовался. И в один из дней пришли три юноши, как странники, и вошли во двор поклониться святой церкви и здесь сели перед храмом Божиим.
Преосвященный прозрел очами умными их приход и, подозвав одного из учеников своих, сказал: «Чадо, тут извне сидят три странника чудесного облика. Пойди, призови их ко мне». Когда они вошли в келлию, где на своем одре лежал преосвященный, то, поклонившись ему, сказали: «Мир тебе, угодниче Божий!» А он им отвечал: «Мир и вам, рабы Божии, приветствую вас, посетивших мою немощь!»
Они сели перед преосвященным и начали долгую духовную беседу, а потом хотели уходить. Преосвященный же повелел дать им обильную милостыню, а также и все, что им могло бы быть необходимо. Они, взяв благословение, вышли. Тогда повелел преосвященный их возвратить из-за одного слова в беседе, но вышедшие вслед за ними не нашли путников, ибо те стали невидимы. Тогда уразумел преосвященный, что это были Ангелы Божии, и великую хвалу воздал Господу своему. После этого он помолился возлюбленному им Христу за себя, и за благоверного краля, и всю державу его, и всех духовных чад своих, которые были при его преставлении, дал им благословение и лобызал с любовию. После же причастился Святых Тайн и так со славой предал дух свой Господу. Тогда великая скорбь обуяла всех его чад духовных, которые проливали горькие горючие слезы, видя преставление своего благого хранителя и наставника. Они лобызали его непорочное тело, окропляя его слезами многими и с дивным и прекрасным божественным пением отпели его, ибо были здесь и преосвященные епископы, и честные игумены.
Когда же собралось великое множество его духовной паствы – собор великий, то с почестями, подобающими святителю, взяли его честное и святое тело и понесли к храму святых апостолов, где приготовили место для погребения. Несли и ночью тело святого, с молитвою и славословием непрестанным, и принесли в дом святых апостолов. Учинив все по обычаю, воспели за упокой души праведника псалмы и песни духовные, положив его в раку из камня, которую он сам подготовил для себя. После же разошлись каждый в свой дом, прославляя Отца и Сына и Святого Духа, размышляя о блаженном упокоении святого, прославленного Богом, как все мыслили.
По прошествии нескольких лет тело его все лежало в гробе, ожидая милости и неизреченной славы от всемилосердного Бога, и различные чудесные видения и знамения бывали за это время у раки с его честными мощами. Однажды же ночью, когда не было ни ветра, ни бури, а стояла великая тишина и сияли звезды, в самую полночь, в церкви, где стояли мощи, раздался гром, как бы нисходящий от неба к телу святому, так что все бывшие в монастыре помыслили, что обвалился купол храма, и с великим трепетом прибежали, зажгли свечи и вошли в храм. Подойдя же к раке с мощами святого, увидели, что она вся разошлась сверху донизу и из нее исходит несказанный аромат, которым наполнилась вся церковь Божия, так что все, обоняя аромат благодати Божией, воспели хвалу Господу, вовеки превозносимому.
В то время был на престоле святого отца нашего Саввы преосвященный архиепископ Савва П. Он облекся в святительские одежды и со всечестными избранными монахами, иереями, диаконами, взяв кадила и светильники, с божественными песнопениями пришел к раке с мощами святого и повелел ее открыть. Откопав гроб, увидели невыразимую благодать Божию, которая свершилась над преосвященным, и, взяв его святые мощи, положили их в избранном ковчеге, так что они лежали на виду всех входящих в святую церковь Петра и Павла, где находятся и теперь. Так прославился святой Арсений, многие чудеса сотворив и поправ начальника злобы и врага рода человеческого.
Первое чудо он сотворил, явившись некому монаху, который был в доме святых апостолов, умирая от тяжкой болезни горла, так что люди удивлялись, говоря: «Как он может жить с такой лютой болезнью?» Поскольку же обрели мощи преосвященного с великим торжеством и хотели положить в кивот со славой, то собралось неисчислимое множество людей для лицезрения сего предивного чуда и было великое славословие в храме Божием. И сей больной монах припал к мощам святого Арсения, целовал их с любовию и, горько плача, говорил: «Угодниче Божий, святителю Христов Арсение! Смилуйся надо мною, грешным, угнетенным своими тяжкими грехами! Ты имеешь дерзновение ко Христу и прославлен Им, так что можешь исцелять немощи наши! Потому молю тебя, умилосердись надо мною и исцели от лютой болезни, объявшей меня!»
В тот же миг, как в некоем сонном видении, прошла его немощь и пришла к нему сила, так что, лишь коснувшись святых мощей, он уразумел, что ему даровано исцеление, и воскликнул громким голосом: «Благодарю тебя, господине мой святый, что чрез тебя получил я исцеление от моей лютой болезни! Посему славословлю и поклоняюсь величию святости твоей!»
И все видевшие это предивное чудо воспели хвалу всемилостивому Богу, прославившему после смерти Своего святителя чудесами. С того времени различные чудеса стали совершаться от его святых мощей, и во многих краях узнали о прославлении святого, и народы из разных мест приходили поклоняться его честным мощам.
Некоторый юноша, о котором говорили, что он из Сремской земли, был нем и глух, имея некую неизвестную болезнь внутри, так что все тело его иссохло, видны были только сухие кости с жилами, обтянутые почерневшей кожей. Услышав о чудотворениях святого Арсения, он прибыл в дом святых апостолов и здесь провел много времени, не отходя от раки с мощами святого. Ожидая прощения, вздыхая с горячими слезами из глубины сердечной, он внутренне молился об исцелении и никогда не опаздывал на богослужение. Однажды, как всегда, не отходя от раки с мощами святого, он молился на богослужении. Когда же завершилась вечерня, то монахи вышли из храма для пения молебного канона, а больной остался один у мощей. Тогда после своей обычной молитвы святому он вдруг вышел у всех на глазах из храма и сказал духовенству: «Простите меня, грешного, господа мои, святые отцы, ибо сейчас я принял прощение и исцеление по молитвам преосвященного!» И все, видевшие столь дивное чудо святого, воздали многую хвалу и великое благодарение Господу. Войдя же в храм, учинили Трисвятое и божественное пение у раки с честными мощами. Исцеленный, проведя немного времени в монастыре для укрепления тела, отошел в дом свой, радуясь. И начали непрестанно умножаться чудеса от мощей по воле Божией и желанию святого Арсения.
Во время преосвященного архиепископа Евстратия I ко дню памяти святого был великий недостаток вина в доме святых апостолов. Архиепископ Евстратий скорбел из-за этого оскудения и, призвав ключника, спросил его, не найдется ли хотя бы немного вина. Ключник отвечал: «Бог, видящий сердца каждого, знает, что нет ничего». Преосвященный же воззвал: «Бог – богатый милостью, насытивший пятью хлебами пять тысяч, а потом и семь тысяч насытивший и претворивший воду в вино в Кане Галилейской – да явит сейчас несказанное величие силы Своей по молитвам угодника Своего в прославление его имени!»
Во время всенощного бдения все, что следует по чину церковному, было совершено, и, когда взошло солнце, архиепископ Евстратий готовился совершить Божественную литургию со всечестными иереями и диаконами, как и подобает в день памяти блаженного святителя Арсения. Тогда параекклисиарх пошел к ключнику, дабы забрать вино в церковь для богослужения, и когда оба вошли в клеть, то ключник подошел к одной из больших бочек, где ранее держали вино, и нашел ее полной вина до самого верха.
Ужаснувшись от такого зрелища, он пришел к преосвященному и рассказал ему и всему собору духовенства об этом чуде: «Когда я вошел в клеть, чтобы взять вино для храма Божиего, то нашел одну большую бочку, которая ранее была пуста, полной вина до самого верха!» Услышав об этом, преосвященный и весь собор дома Стасова воздал благодарение Богу и Его святому Арсению, прославленному свыше такими чудесами. В тот день учинили великий праздник, и возвеселились духовно и телесно все люди, собравшиеся здесь, прославляя день памяти святого.
В то время, когда на престоле святого Саввы был преосвященный архиепископ Иаков, пришли два монаха из Греции в дом святых апостолов как друзья, возлюбившие жизнь иноческую. Подойдя к преосвященному, они сказали: «Молим твою святость, да дашь нам место для пребывания в уединении, ибо мы привыкли к этому и не можем жить вместе с братией». Преосвященный внял их прошению и нашел место для их пребывания – пещеру в скале, называемую Котрулица, близ реки Быстрица, и заповедал обустроить ее так, как им было нужно. Когда все было завершено, они поселились там, питаясь из монастыря святых апостолов. На каждый же праздник они приходили в монастырь и так в великом подвижничестве провели многие годы.
Начальник злобы и враг рода человеческого позавидовал им и однажды вверг младшего в некий неодолимый ужас, так что он побежал в гору, как будто гонимый бесом. Собрат его, увидев, что происходит, стал его догонять, чтобы удержать, настиг его на горе и, с трудом связав, привел в монастырь святых апостолов с великими усилиями, постоянно борясь в пути, чтобы тот не вырвался и опять не побежал в гору.
Народ, увидев это, взял больного монаха и ввел внутрь храма, где, помолившись Господу, его помазали святым маслом и дали ему пить воду, от креста благословленную. А старший собрат этого монаха привел несчастного к раке мощей святого отца нашего Арсения и с сильным плачем, ударяясь головой своей в поклонах, говорил: «Святый Христов! Посмотри на моего друга, как он страшно мучится из-за зависти лукавого! Но знаю, что ты имеешь власть побеждать его нападения и силою Святого Духа, Который поселился в тебе, прости и исцели моего возлюбленного брата и друга! Я буду здесь, у раки твоей, и умру с ним, если его не исцелишь!»
Тотчас же на глазах у всех больной упал рядом с мощами святого и как мертвый пролежал здесь много часов, а затем вскочил и произнес: «Святой Арсений сделал меня здоровым!» Затем исцеленный начал ходить по храму и кланяться святым иконам, благодаря святого Арсения. Получив исцеление, он со своим собратом пробыл в монастыре малое время, и затем оба снова вернулись в место своего подвижничества, радуясь о Господе.
Когда распространились вести о множестве чудес святого Арсения, то, услышав об этом, пришла в дом святых апостолов одна женщина, рука которой ссохлась и вросла внутрь тела. День и ночь она молилась перед святой церковью. Когда входили всечестные монахи со многим народом в храм Божий, она падала ниц и просила их: «Святые мои господа, помолитесь за меня, грешную!» Много времени она пробыла в этом монастыре, умоляя о прощении грехов и исцелении. Однажды во время Божественной литургии, когда духовенство с народом были в храме, эта женщина вошла в церковь и встала рядом с мощами святого и начала молиться с плачем. Во время чтения иереем Святого Евангелия она упала, и подумали, что это от усталости и скорби. Подойдя, хотели помочь ей подняться, но она была как мертвая, так что ее оставили лежать у мощей до завершения литургии. Когда начали выходить из храма, она встала, благодаря Бога, Владыку всех, и Его угодника святого Арсения.
Спросили ее отцы: «Видела ли ты какое-нибудь видение?» Она отвечала: «Простите, господа мои, я видела совсем немного. Находясь как бы во сне, я увидела, что ко мне подошел некий величественный муж в святительских ризах, так что я убоялась. Он же взял меня за больную руку и поднял, говоря: «Встань!» Поднявшись, я увидела, что исцелилась от своей болезни».
Увидев это чудо святого Арсения, прославили благодетеля всех Бога. Исцеленная женщина отправилась домой с такой же здоровой рукой, как и другая. Бог ведь не забывает трудов Своих рабов, которые Ему служат в этой временной жизни. И после смерти Он возвеличивает их память, так что и сухие кости праведников приносят исцеления больным. Таким образом Господь прославил и святого Арсения.
Дарованный ему Богом престол святого Саввы он держал тридцать лет, и за его великие труды и подвиги прибавил ему Бог к этому сроку еще три года. Его преставление вспоминается в октябре месяце, в 28-й день. Господу нашему Иисусу Христу слава и честь и поклонение со Отцем и Пресвятым Духом и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

0

357

День памяти мучеников Африка́на, Тере́нтия, Макси́ма и По́мпия (Пу́блия).

http://sd.uploads.ru/t/6gEPk.png
http://s9.uploads.ru/t/kCvER.png
http://sd.uploads.ru/t/R0OVP.jpg

Святой мученик Терентий и его дружина пострадали при императоре Декии (249–251). Император издал указ, в котором повелевалось всем подданным приносить жертвы языческим идолам.
Когда этот указ получил правитель Африки Фортунатиан, он созвал народ на площади, показал страшные орудия пыток и объявил, что все без исключения должны принести жертвы идолам. Многие, испугавшись мучений, согласились, но сорок христиан во главе со святым Терентием мужественно заявили о своей верности Спасителю. Фортунатиан удивился их смелости и спросил, как они, разумные люди, могут исповедовать Богом Того, Кто был распят иудеями как злодей. В ответ на это святой Терентий смело ответил, что они веруют в Спасителя, добровольно претерпевшего Крестную смерть и в третий день Воскресшего. Фортунатиан понял, что Терентий своим примером воодушевляет других, и велел заточить его в темницу вместе с тремя его ближайшими друзьями – Африканом, Максимом и Помпием. Остальных мучеников, в том числе Зинона, Александра и Феодора, Фортунатиан решил принудить к отречению от Христа. Однако ни уговоры, ни страшные мучения не поколебали святых мучеников: их жгли раскаленным железом, поливали раны уксусом, растирали солью, строгали железными когтями. Несмотря на страдания, святые не ослабевали в исповедании Христа, и Господь укреплял их.
Фортунатиан велел привести страдальцев в храм и еще раз предложил им принести жертву идолам. Мужественные воины Христовы воззвали к Богу: «Боже Всесильный, проливший некогда огонь на Содом за беззаконие его, разори и ныне этот нечестивый храм идольский, ради истины Твоей». Идолы упали с грохотом и рассыпались, а затем разрушился весь храм. Разъяренный правитель приказал казнить их. Мученики, славя Бога, преклонили свои головы под меч палача.
После казни 36 мучеников Фортунатиан призвал к себе Терентия, Максима, Африкана и Помпия, показал им казненных и снова предложил принести жертву идолам. Мученики отказались. Правитель наложил на них тяжелые оковы и приказал морить в темнице голодом. Ночью Ангел Господень снял с мучеников оковы и напитал их. Наутро стража нашла святых бодрыми и полными сил. Тогда Фортунатиан приказал волхвам и заклинателям навести в темницу змей и всяких гадов. Стражи через отверстие в крыше заглянули в темницу и увидели невредимых мучеников, которые молились, а змеи ползали у их ног. Когда заклинатели, исполняя приказание, открыли двери темницы, змеи, не слушая заклинаний, бросились на них и стали жалить. Разъяренный Фортунатиан повелел обезглавить святых мучеников. Христиане взяли их святые тела и погребли с честью за городом.

0

358

День памяти священномученика Кириа́ка Иерусалимского, патриарха.

http://sd.uploads.ru/t/eTxPG.jpg

Священномученик Кириак, патриарх Иерусалимский, был тем иудеем, который показал святой царице Елене место захоронения Животворящего Креста Христова. Присутствуя при обретении Креста, Кириак (до Крещения он носил имя Иуда) искренно уверовал во Христа – Бога Истинного и стал христианином. За чистую и добродетельную жизнь Кириак был удостоен избрания и возведения на Иерусалимский патриарший престол.
Во времена яростного гонителя христиан Юлиана Отступника, в 363 году, Кириак принял страдания за веру. После долгих пыток мучители умертвили святого.

0

359

11 ноября.

День памяти преподобного Авраа́мия Затворника и блаженной Марии.

http://sg.uploads.ru/t/Jvb8f.png
http://sg.uploads.ru/t/givhE.png

Преподобный Аврамий затворник и блаженная Мария, племянница его, подвизавшиеся в селении Хидана, близ города Эдессы, были современниками и соотечественниками преподобного Ефрема Сирина (память 28 января), который впоследствии написал о их жизни. Преподобный Аврамий начал трудный подвиг уединенного жития в расцвете своих лет. Он покинул родительский дом и поселился в пустынном месте, вдали от мирских соблазнов, проводя дни свои в беспрестанной молитве. После смерти родителей святой отказался от наследства и просил родных раздать его нищим.
Строгой подвижнической жизнью, кротостью и человеколюбием Аврамий привлекал к себе многих, ищущих духовного света, молитвы, благословения. Вскоре вера его подверглась серьезному испытанию: он был назначен пресвитером в одно из языческих селений Месопотамии. Три года, не жалея сил, трудился преподобный над просвещением язычников. Он разрушил языческое капище и построил Божий храм. Смиренно перенося поругания и даже тяжкие побои от сопротивлявшихся идолопоклонников, он в молитвах призывал Господа: «Призри, Владыка, на раба Твоего, услыши мою молитву, укрепи меня и освободи рабов Твоих от уз диавольских и даруй им познать Тебя, Единого Истинного Бога». Ревностному пастырю было даровано счастье увидеть завершение своих праведных трудов: язычники уверовали в Иисуса Христа, Сына Божия, и преподобный сам крестил их.
Выполнив священный долг, Аврамий вновь удалился в свою пустынь, где продолжал прославлять Бога, исполняя Его святую волю. Диавол, посрамляемый подвигами преподобного, попытался прельстить его помыслом гордости. Однажды в полночь, когда святой Аврамий молился в своей келлии, внезапно воссиял свет и послышались слова: «Блажен ты, блажен, как никто из людей!» Разгадав вражии козни, святой сказал: «Я – человек грешный, но надеюсь на помощь и благодать Бога моего и не боюсь тебя». В другой раз диавол явился пред святым в образе юноши, зажег свечу и начал петь псалом: «Блажени непорочнии в путь ходящии в законе Господни». Поняв, что и это бесовское наваждение, старец перекрестился и спросил: «Если ты знаешь, что непорочнии блажени, то зачем ты беспокоишь их?» Искуситель ответил: «Я досаждаю им, чтобы победить их и отвратить от всякого доброго дела». На это святой сказал: «Ты одерживаешь победу над отступившими от Бога по своей воле, а от любящих Бога ты исчезаешь, как дым от ветра». После этих слов диавол исчез. Так побеждал святой Аврамий врага, укрепляемый Божественной благодатью. После пятидесятилетней подвижнической жизни он мирно отошел ко Господу († около 360 года).
Преподобная Мария, племянница святого Аврамия, выросла, назидаемая его духовными наставлениями. Но враг рода человеческого сумел совратить ее с истинного пути. На двадцать седьмом году жизни она, оставив свою келлию, ушла в другой город и начала жить распутно. Узнав об этом, преподобный Аврамий оделся в воинские доспехи, чтобы не быть узнанным, и отправился в город. Он разыскал племянницу и привел ее к покаянию. Преподобная Мария вернулась в свою келлию и всю дальнейшую жизнь провела в молитвах и слезах раскаяния. Господь удостоил ее дара исцеления болезней. Скончалась она через пять лет после преподобного Аврамия.

0

360

День памяти преподобномученицы Анастаси́и Римляныни, Солунской (Фессалоникийской).

http://s8.uploads.ru/t/eESVv.png

Святая Анастасия Римляныня осиротела в возрасте трех лет. Воспитывалась она в монастыре близ Рима, в котором приняла иночество. При императоре Декии (249–251 гг.) Анастасии исполнился 21 год. Она была очень красивой, и многие знатные римляне просили ее руки, но Анастасия всем отказывала, предпочитая остаться невестой Христовой.
В то время император Декий воздвиг жестокое гонение против христиан. Язычники вытащили святую Анастасию из монастыря и привели к правителю города. Они обвиняли ее в том, что она не только презирает знатных и богатых женихов, но почитает за Бога распятого Христа.
Военачальник Пров повелел ей принести жертву идолам, но Анастасия отказалась отречься от Христа. Тогда ее подвергли лютым пыткам: у нее вырвали из пальцев ногти, потом отсекли руки и ноги, затем выбили все зубы. Святая, истекая кровью, стала изнемогать и попросила воды. Стоявший при ее мучениях некто Кирилл сжалился и напоил ее водой. Пытки продолжили, и святой Анастасии отрезали язык, которым она непрестанно славила Бога. Утомленные палачи, наконец, обезглавили ее. Решив, что Кирилл, напоивший мученицу водой, является тайным христианином, мучители схватили его и также казнили.

0


Вы здесь » CNC ЧПУ Станки и 3D модели stl » Религия » Даты и события в Православии.